Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Четыре мысли

Четыре мысли 13 Апр 2018 15:42 #15916

  • Периловнук
  • Периловнук аватар
  • Offline
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 695
  • Спасибо получено: 359
  • Репутация: -4
Истинное основание
Четыре мысли

Позвольте мне сказать вам ещё одну предельно важную вещь: продолжайте заниматься общими и специфическими предварительными практиками; продолжайте делать это до тех пор, пока вы не примете их всем сердцем и не впитаете их всем своим существом. Общие предварительные практики — это размышления о «Четырёх мыслях, меняющих отношение к жизни» (драгоценность человеческого тела, непостоянство и смерть, последствия кармических действий и невозможность удовлетворённости жизнью в сансаре). Специфические предварительные практики — это принятие прибежища и совершение простираний, зарождение бодхичитты, чтение мантры Ваджрасаттвы, подношение мандалы и Гуру-йога. Во всех школах тибетского буддизма принято начинать с этих предварительных практик.

Если мы действительно усвоим «Четыре мысли, меняющие отношение к жизни», и будем искренне размышлять о страданиях шести классов существ, выполнение предварительных практик не покажется нам трудным. Ведь, не размышляй мы об этих Четырёх мыслях, мы вполне могли бы решить — нет ничего плохого в том, чтобы просто есть, пить и веселиться, не думая ни о какой практике; зачем заниматься изнурительными вещами, вроде простираний и подношения мандалы? На самом деле эти предварительные практики — основа для достижения полного просветления. Как только вы искренне поймёте это вы увидите причины исполнять эту «работу».



Можно с утра до ночи слушать о трудности обретения драгоценного человеческого тела и важности отречения, о желании быть свободным; однако эта информация начнёт приносить пользу только тогда, когда вы сами начнёте так думать. И в настоящее время вы располагаете свободой, необходимой для того, чтобы действительно начать так думать. Имейте в виду, что эти четыре темы для размышления — основание пути, ведущего к просветлению. Чтобы выстроить дом, требуется прочный фундамент; если фундамент действительно прочен, на нём можно выстроить хоть стоэтажную башню. Если вы хотите обрести просветление в этом теле и в этой жизни, вам необходимо коренным образом поменять своё отношение к жизни, а этого можно добиться, размышляя о «Четырёх мыслях». С другой стороны, если вы просто желаете наслаждаться жизнью, вы сочтёте практику Дхармы очень утомительной. И если вы думаете, что эти «Четыре мысли» не имеют значения, постепенно вы совсем потеряете интерес к практике. Вообще говоря, если эти «Четыре мысли» не станут частью вашего существа, духовный путь не будет ни с какой стороны интересовать вас.

К примеру, вы наверняка много слышали о правильном воззрении и об учениях Мадхьямики, Махамудры и Дзогчена. Пользуясь ими, можно достичь просветления в этом теле и в течение этой жизни; такие драгоценные учения действительно существуют. Но было бы ошибкой не опираться при этом на Четыре мысли, как на основание. Полагаться только на учения о воззрении — это как, не обучившись летать, пытаться попасть куда-то, куда можно добраться только по воздуху. Если у нас нет правильной подготовки, мы не сдвинемся с места.

Почти каждая система Дхармы содержит предварительные и основные практики. Будда сказал: «Вы должны заниматься и тренироваться в моих учениях ступенька за ступенькой, как если бы вы поднимались по лестнице; не пытаясь перепрыгнуть через ступеньку, ровно двигайтесь вперёд. Прогресс в Дхарме напоминает постепенное развитие тела и сил маленького ребёнка, от самого начала до полного совершенства». Всё начинается с учений шраваков и пратьекабудд; уровни повышаются, как на лестнице, ведущей к трём высочайшим воззрениям Махамудры, Мадхьямики и Дзогчена.

Невозможно переоценить необходимость прочного основания. Если вы не относитесь к категории людей, обладающих высшими способностями (каким был, например, Гараб Дордже), вам будет недостаточно простого введения в воззрение; это введение нужно укрепить, сразу же начав делать предварительные практики. Понятно, что не все мы обладаем высшими способностями; да и не всегда складываются совершенные условия, т. е. совпадение совершенного учителя, совершенного ученика и совершенных учений. Приняв это во внимание, нужно честно посмотреть на самих себя. Мы — обычные люди и сильно заблуждаемся, если думаем о себе как-то иначе. Если с самого начала поводом для наших занятий были Четыре мысли, то практика Дхармы никогда не будет трудна для нас. Но без этих Четырёх мыслей мы только утомим себя впустую. Фундамент нашей практики — принять эти Четыре мысли близко к сердцу.
В предварительных практиках все три яны (Хинаяну, Махаяну и Ваджраяну) можно практиковать за одно занятие, не сходя с сидения для медитации. Принятие прибежища представляет собой суть учений Хинаяны; зарождение бодхичитты является самым сердцем учений Махаяны; а чтение мантр Ваджрасаттвы есть суть учений Ваджраяны. Таким образом, за одно занятие мы имеем дело со всеми тремя колесницами и совершаем полную буддийскую практику.

Если мы хотим практиковать со множеством подробнейших, деталей, можно найти сотни тысяч учений в собрании канонических буддийских писаний. Но невозможно практиковать их все в течение одной жизни. Падмасамбхава и другие мастера, сочувствуя нам, собрали суть учений и развили предварительные практики, включающие в себя все наставления учёных и реализованных существ Индии и Тибета. В каждой школе Ваджраяны есть эти предварительные практики. Почему? Потому что они — замечательный метод очищения затемнений сознания и собирания накоплений. Без очищения затемнений и собирания накоплений мы не можем достичь состояния просветления.
Считается, что предварительные практики даже более глубоки, чем основная практика. Если вы хотите вырастить растение, вам потребуется для этого плодородная почва; можно хоть сто лет сажать зёрна в камень, но это не принесёт урожая. Если Четыре мысли, изменяющие сознание, не укоренятся в вашем потоке бытия, если вы не понимаете их глубины, то вы не реализуете истинного значения. Высочайшие учения Ваджраяны основываются на предварительных практиках.
Четыре мысли, изменяющие сознание, — не выше нашего понимания. Мы способны понять, что человеческая жизнь в высшей степени редка и драгоценна. Большинству из нас известно, что всё непостоянно; что с каждым днём наша жизнь всё короче и короче. Если мы хоть чуть-чуть соображаем, то можем сами убедиться, что наши действия имеют кармические последствия. И, наконец, очевидно, что все сансарические состояния, будучи непостоянными и ненадёжными, не могут предложить нам долговременного счастья. Всё это достаточно понятно, — но здесь мало интеллектуального понимания. Мы должны принять это всем сердцем и усвоить это понимание своим потоком бытия.

Все великие мастера прошлого практиковали таким образом. Они отказывались от мирских забот и придавали мирским целям меньше значения, чем плевку. А ведь никто никогда не нагибается, чтобы поднять плевок, не так ли? Нужно пытаться взращивать такую же отстранённость от всех сансарических состояний. Старый мастер традиции Кадампа сказал: «Откажись от своей родины; скитайся в неведомых землях; будь ребёнком гор; прикрывай наготу туманом; общайся с дикими зверями в джунглях, пещерах и горных ритритах». Как практикующие могли так жить? Силой воли принуждая себя выдерживать эти трудности? Нет, они просто ясно и беспрекословно принимали всем своим сердцем Четыре мысли, изменяющие сознание. Когда мы размышляем об этих Четырёх мыслях и действительно принимаем их близко к сердцу, тогда подлинная практика Дхармы совсем не трудна.

Если мы действительно понимаем, как драгоценна жизнь в человеческом теле, жизнь, со всеми её свободами и богатствами, жизнь, которую настолько сложно обрести, то больше не можем впустую тратить время. Мы наполнены глубочайшей радостью оттого, что получили настолько редкую и драгоценную жизнь, и хотим использовать это сокровище с наилучшим результатом. Это чувство истинной ценности жизни, глубокой радости, не позволяющей сидеть сложа руки, — вот мера усвоения драгоценности человеческого тела.

В качестве ещё одного примера того, как следует усвоить Четыре мысли, приводят тщеславную красавицу, заметившую, что у неё горят волосы. Она не станет сидеть сложа руки, а немедленно попытается затушить своё горящее достояние. Точно так же, действительно усвоив Четыре мысли, мы, не колеблясь ни секунды, немедленно начинаем стараться практиковать святую Дхарму.

Ведь обычно люди считают: «А всё-таки вещи отчасти постоянны; а срок нашей жизни не так уж мал». Конечно, все знают о непостоянстве, но думают при этом, что к теперешнему моменту это не относится; непостоянство «наступит позже». Мы думаем, например: «Да, этот объект когда-нибудь перестанет существовать и распадётся; однако сейчас он существует и продолжает существовать. Следовательно, вещи — постоянны». Такое отношение противоречит истинному положению дел.

Принять непостоянство близко к сердцу — значит признать, что ничто в мире не длится даже до следующей секунды; особенно наша жизнь. Наше существование здесь, в физическом теле, лишено реального постоянства. Мы умрём. Нужно развить в себе такой подход к этому: «Я умру. Я не знаю — когда и как, но неизбежно умру!». Переживайте это так интенсивно, чтобы стало невыносимым сидеть сложа руки. Вместо этого вы начинаете чувствовать: «Нужно сделать что-то действительно достойное. Я не могу позволить себе тратить время зря. С каждой секундой я всё ближе к смерти. И не только я — так и со всеми, но они не замечают этого». Мера действительного усвоения мысли о непостоянстве — это подлинное понимание своей смертности (и смертности всех остальных). Когда вы начнёте болезненно ясно понимать «страдание обусловленности» и каждую секунду чувствовать, что ваше время истекает, вы просто-напросто откажетесь тратить хотя бы один миг на деятельность, не являющуюся практикой Дхармы.

И ещё о непостоянстве. Посмотрите на Вселенную, в которой мы живём. Обычно люди верят, что мир прочен и реален; но это не так. Он не будет длиться вечно и к тому же постоянно меняется от одной секунды к следующей. Когда Вселенная в конце концов распадётся, от мира, который мы знаем, ничего не останется. Он будет уничтожен «семью солнцами» и «одной водой»; останется только пространство. Само пространство ни из чего не состоит, поэтому с ним ничего не может случиться; но всё, находящееся в пространстве, прекратит существование — всё без исключения! После этого некоторое время будет продолжаться период полной пустоты; вслед за этим начнёт образовываться новая Вселенная. Она, в свою очередь, будет существовать какое-то время — именно это время мы и переживаем сейчас, — а потом опять распадётся и исчезнет. Эти четыре больших цикла — возникновение, существование, распад и пустота — составляют великий эон; этот процесс повторяется вновь и вновь. Ничто материальное не исключено из этого процесса. Если мы хорошенько вдумаемся в это, наша обычная тенденция цепляться за постоянство исчезнет сама по себе.

А подумайте о великих благородных существах, появлявшихся в этом мире. Все бодхисаттвы прошлого, равно как и будды, обладавшие невероятным ясновидением, мудростью и способностями превращать эпоху в миг, а миг — в эон, все они умерли. Телесные формы великих благородных существ тоже непостоянны. Пожалуйста, задумайтесь об этом. Подумайте о людях, обладавших великими заслугами и великой властью.

Цари Вселенной, чакравартины, владевшие «золотым колесом», правили всеми четырьмя континентами. Монархи с «серебряным колесом» правили тремя континентами; владельцы «медного колеса» — двумя; те, кто владел «железным колесом», правили одним континентом. Они властвовали над всеми народами. Они могли даже пообедать с Индрой на вершине горы Сумеру, сидя на тронах одинаковой высоты, как равный с равным, а потом улететь назад в мир людей. Но где они теперь? Все ушли. Поймите, что люди великой власти и силы тоже умирают.

А теперь подумайте о многочисленных причинах смерти и крайне ограниченных возможностях продлить жизнь. Существуют четыреста четыре рода заболеваний, 80 000 форм нападения злых духов, а также большое количество других опасностей для жизни. Все они окружают нас, как порывы ветра в бурю, а наша жизненная сила — как пламя свечи. Мало поводов считать, что пламя не будет задуто. Обычно мы думаем, что медицина продляет жизнь, но иногда неправильное лечение приводит к смерти. Даже целительные средства могут оборвать жизнь. Задумайтесь над многообразием причин смерти и крайне скудных возможностях продлевать жизнь.

Чудом является уже то, что мы просыпаемся каждое утро. Говорят, что разница между жизнью и смертью — один-единственный вздох. Если вы выдохнете и не вдохнёте, — вы мертвы. Нагарджуна сказал: «Поскольку всё обстоит именно так, невозможно не удивиться тому, что человек просыпается каждое утро». Недостаточно услышать или прочитать о непостоянстве — его нужно усвоить всем сердцем.



В цикле учений, данных Падмасамбхавой, под названием «Карлинг Шитро» («Мирные и гневные божества; цикл, обнаруженный Карма Лингпой») есть очень яркий образ неизбежности нашей смерти. Представьте себе, что вы стоите на полуторасантиметровом выступе в середине отвесной скалы, а под вами — почти бездонная пропасть. Неразличимо далеко внизу ревёт река. Вы даже не отваживаетесь взглянуть вниз. Пальцами ног вы цепляетесь за каменный выступ, а руками держитесь за два пучка травы размером с козлиную бородку.

Вы держитесь что есть сил; эти два пучка — ваша жизненная сила и продолжительность жизни. В это время непостоянство в виде двух крыс, представляющих из себя Царя смерти и Царя жизни, подгрызает, травинка за травинкой, пучки травы, вашу последнюю опору. Когда они сгрызут её, держаться будет не за что. Путь только один — вниз, в пропасть. Ваши духи-защитники летают над вами в форме двух ворон; но как они могут помочь в этой отчаянной ситуации? Так что вы ещё держитесь, но травы становится всё меньше. Шансов уцелеть — нет.

Мы в таком же положении. Мы, практикующие, должны ясно представить себе это учение Падмасамбхавы, наглядно показывающее нам нашу смертность и неминуемую гибель. Пожалуйста, вдумайтесь в эту картину; она представляет из себя истинное положение дел. Внизу — «пропасть» трёх нижних миров.
Нет смысла думать о чём-либо другом. И потом спросите себя: «Что делать?». Истинный практик должен принять это близко к сердцу и медитировать на этом!
Наша привязанность к чувственным удовольствиям и предметам желаний наших пяти чувств заставляет нас вертеться в сансаре. Вот ещё один пример из «Карлинг Шитро»; он касается привязанности к чувственным удовольствиям. Представьте, что вы приговорены к смерти и вас подтаскивают к палачу. Ваша голова уже лежит на плахе; палач заносит топор. Вот-вот последует удар; тут кто-то подходит к вам и говорит: «Я хочу преподнести вам в дар прекрасную супругу и великолепный дворец, полный неописуемой роскоши и незабываемых переживаний». Как вы к этому отнесётесь в свете предстоящего удара топора? Привлекает ли вас перспектива наслаждений? Этот пример из «Карлинг Шитро» очень наглядно показывает тщетность нашей привязанности к чувственным удовольствиям сансары. Неужели мы действительно считаем их долговечными? Практикующие, сочетайте метафору с её смыслом!

Верьте, что все наши кармические поступки имеют последствия. Всё, что происходит: образование Вселенной, её бытие, изменения и распад, — всё происходит без какоголибо создателя и творца. Всё это — результат кармических действий живых существ. Таков непреложный закон.
Далее, рассматривая шесть классов существ, мы видим, что жизнь в любой из этих форм приносит боль. В сансаре нет ни одного места, переродившись в котором, живое существо испытывало бы постоянное счастье. В аду существа страдают от жара и холода; голодные духи страдают от голода и жажды; родившись животным, вы мучаетесь от глупости, а вдобавок другие существа порабощают или съедают вас; жизнь человека, полубога и бога тоже полна различных несовершенств. Глубоко вдумавшись в различные сансарические состояния, вы обнаружите, что ни в одном из них нет избавления от страданий и боли.

Лонгчен Рабджам много лет медитировал в месте, называвшемся Ганг-ри Тёкар, Снежная Гора Белого Черепа, где у него не было даже приличной пещеры. Три года он укрывался под нависшей скалой. Всё, что у него было из одежды и спальных принадлежностей, — это кусок мешковины. Днём он носил его как одежду, а ночью спал на нём. Этот кусок материи служил ещё и сидением во время медитации. При подходе к убежищу Лонгчена Рабджама рос большой куст с колючками. И каждый раз, когда Лонгчен выходил по нужде, колючки царапали его до крови. Справляя нужду, он всякий раз думал: «Крайне неудобно каждый раз протискиваться мимо этого куста. Нужно бы срубить его». Но, всякий раз протискиваясь назад, он думал: «С другой стороны, может быть, сегодня — последний день моей жизни. Почему я должен тратить его на борьбу с кустом? Это бессмысленно; лучше я займусь чем-то более важным, например, своей тренировкой в воззрении, медитации и поведении. Если сегодня — последний день моей жизни, я проведу его в практике. Никогда не знаешь, сколько времени тебе ещё осталось». Так он забывал про куст и возвращался на своё место продолжать медитацию. Так продолжалось день за днём; через три года он добился полной реализации. Куст так и остался несрубленным.

Вот пример того, во что могут вылиться размышления о непостоянстве у великого реализованного мастера, каким был Лонгченпа. Весь смысл предварительных практик — очистить плохую карму и накопленные нами самими затемнения сознания. Это не доставляет больших физических удовольствий. Простирания и другие предварительные практики делаются не ради физического комфорта. Честный практик, делая простирания, не будет при этом пытаться избежать боли и физических неудобств; не то, что чиновники в Лхасе, которые простирались на мягком матрасе, привязав всевозможные подушечки к коленям, рёбрам и локтям, чтобы никак себе не повредить. Такой стиль называется «простирания V.I.P», и я уверяю вас, что таким образом не очистить кармы и затемнений.
Есть другой стиль простираний — им пользовался Патрул Ринпоче. Просто простираешься, где бы ты ни был, независимо от ландшафта. Можно находиться в главном зале монастыря, а можно — в поле, среди травы и камней; важно то, что ты опускаешься на землю и вытягиваешься всем телом, лицом вниз, представляя себе, что перед тобой — объекты прибежища. Патрул Ринпоче всегда практиковал в полях. Он жил в палатке из чёрной шерсти яка и часто простирался снаружи, с пением «Устремления к Сукхавати» (молитва о перерождении в Чистой Земле Будды Амитабхи, написанная Карма Чагмей).
Из-за того, что Патрул Ринпоче никогда не заботился о доске для простираний или каких-либо смягчающих приспособлениях, он со временем стёр своим телом траву и верхний слой почвы, оставив в земле глубокую выемку в форме своего тела. Так простиралось большинство тибетских практиков прошлого. Не было такого, чтобы они одевались в специальный наряд для простираний и простирались в особенно гладком и мягком месте, чтобы было удобнее. У многих практиков шла кровь из рук. Я часто видел людей, у которых на лбу была стёрта кожа и образовывалась мозоль; некоторые стирали кожу на руках и коленях. Сделав 100 000 таких простираний, вы определённо можете очистить свою плохую карму и затемнения.

Когда мы моемся, мы смываем грязь и пот, накопившиеся на нашей коже. Смысл мытья — избавиться от скопления грязи и пота. Мы не станем, смыв чуть-чуть грязи, говорить — «Я принял ванну, так что теперь я чист», оставаясь при этом наполовину грязными. Точно так же, смысл нёндро, предварительных практик, — смыть затемнения и стать чистым. Таким образом, основной показатель того, как и сколько нам нужно практиковать, — это степень, до которой мы очистили свои затемнения. Единственный критерий — это полное очищение.

Цель простираний — полностью очиститься от дурных поступков и затемнений, а совсем не в том, чтобы в своё удовольствие комфортабельно заниматься практикой Дхармы. Это не цель (впрочем, заниматься самоистязанием тоже не цель). Смысл всего — полностью сконцентрироваться на практике; сконцентрироваться с правильной мотивацией, преданностью Трём Драгоценностям и состраданием ко всем живым существам; и потом практиковать с усердием. Это — главное. Нет смысла выходить из бани грязным; помните это!

Во времена Будды, называемые «Веком Совершенства», для того, чтобы полностью очиститься, было достаточно сделать всего 100 000 предварительных практик. Последующие две эпохи назывались «двоекратная» и «троекратная», поскольку нужно было делать два (а в следующую — три) повторения практики. Четвёртый период — период, в который мы живём — называется «временем следования только внешним атрибутам». Сейчас недостаточно сделать два или даже три раза по 100 000 для достижения полного очищения. В наше время мы должны сделать четыре раза по сто тысяч, имея в виду четыре полных набора предварительных практик.

В занятии предварительными практиками первостепенную важность имеет ваша мотивация: то, почему вы это делаете; ваше отношение. Правильное отношение включает в себя преданность Трём Драгоценностям и сострадание ко всем существам, проникнутые усердием. Если вы будете заниматься предварительными практиками с правильной мотивацией, они увенчаются успехом; это — первое. Второе — это то, что негативная карма и затемнения коренятся в алайе, общей основе. Пока эта общая основа с её аспектом невежества не будет очищена, она будет продолжать создавать основу для дальнейших затемнений и плохой кармы. Вот что на самом деле должно быть очищено — фундаментальное невежество общей основы.

Достижение полного очищения — вот главное; не только в простираниях и принятии прибежища, но и во всех остальных предварительных практиках.
Выполнив визуализацию, попытайтесь вспомнить воззрение Махамудры, Дзогчена или Срединного Пути. Время от времени пытайтесь простираться или читать мантры, оставаясь в сути ума. Это увеличит эффект от практики.

Говорят, что, когда практика делается правильно, со вниманием, а не механически, эффект от неё возрастает в сто раз. Если же практика делается в состоянии шаматхи (другими словами — во время узнавания сути ума), эффект возрастает в 100 000 раз. Поскольку многие люди очень интересуются узнаванием природы ума, нет необходимости откладывать его в сторону при выполнении предварительных практик. Напротив — мы должны объединять два аспекта практики: накопление заслуг и накопление мудрости.

Сочетая эти практики с узнаванием природы ума, мы сочетаем относительное накопление заслуг с абсолютным накоплением мудрости. Накапливая заслугу с точкой отсчёта, вы проявляете двуединую Рупакайю и очищаете затемнения беспокоящих эмоций. Накапливая мудрость без точки отсчёта, вы реализуете совершенную Дхармакайю и очищаете всеоснову от невежества. Делается это так: вспомнив и визуализировав объекты прибежища, мы смотрим — кто делает эту практику? Если мы в состоянии совершить одно полное простирание, не теряя созерцания сути ума, это одно-единственное простирание равно 100 000 простираний. Всё зависит только от того, как мы практикуем.

К примеру, если вы произнесёте одну стослоговую мантру, неотвлечённо пребывая в сути ума, это будет равносильно рассеянному произнесению 100 000 стослоговых мантр. То, как вы практикуете, имеет огромное значение. Глядеть в суть ума во время простираний — это очищать не только свою плохую карму и затемнения, но — вместе с этим — и саму всеоснову невежества, в которой коренятся все наши затемнения и плохая карма.

Даже если вы много лет занимаетесь буддийской практикой, если вы хотите достичь реализации — не переставайте делать максимально возможное количество предварительных практик и делайте их, пока ни очиститесь окончательно. Важно не количество сделанных практик, а степень очищения. Наилучший путь — совмещать накопление заслуги с воззрением. Так что, когда вы делаете предварительные практики, помните о воззрении, в которое вы были введены — будь то Махамудра, Срединный Путь или Дзогчен. Неважно, какое из этих трёх великих воззрений вы выбрали в качестве своей практики; в тибетской традиции каждый из этих путей включает в себя предварительные практики.

Есть известная фраза, полностью объясняющая, зачем нужны эти практики: «Когда убраны затемнения, реализация происходит сама собой». Единственное, что мешает реализации, — это наши затемнения и негативная карма; предварительные практики убирают их. Когда ум полностью очищен от затемнений, реализация похожа на беспредельно открытое чистое небо, нигде ничем не омрачаемое. Привычки-тенденции похожи на запах камфоры — даже если саму камфору давно смыли, запах остаётся надолго. Так же и затемнения, до поры до времени находящиеся во всеоснове. Есть и другая известная фраза: «Существуют практики уничтожения затемнений, собирания накоплений и получения благословений реализованного мастера; полагаться на какой-либо другой метод — заблуждение».

Что ценнее — один бриллиант или полная комната стеклянных бусин? Так же и с нами — наша практика не зависит от количества; от того, сколько раз мы повторим практику, чтобы, наконец, завершить её. Нет смысла кричать на всех углах, что вы — один из тех выдающихся людей, которые сделали полный курс предварительных практик десять или пятнадцать раз; это не имеет отношения к делу. Некоторые люди практикуют формально, думая о чём-то другом, «чем быстрее сделаю, тем лучше»; механически повторяя необходимые действия и стремясь побыстрее закончить эту занудь. Во время практики их взгляд блуждает то вправо, то влево; они не обращают никакого внимания на то, что делают. А необходимо однонаправленно устремить свои ум, тело и речь к практике — именно это очищает плохую карму и затемнения. Именно это — настоящая практика; бриллиант в отличие от полной комнаты стекляшек.

Мой коренной гуру, мой Дядя Самтен Гьяцо, поступал именно так. Каждый день своей жизни он делал сто простираний. Он сделал нёндро частью своей ежедневной практики и продолжал делать нёндро, даже когда он был старым и больным. В старости он ходил с помощью двух тростей, держа по одной трости в каждой руке, так что люди шутили, что он передвигается «на четырёх ногах», как животное. Однако он продолжал по-прежнему делать по сто простираний в день. Он делал нёндро из «Чецун Ньингтиг».

Самтен Гьяцо умер, когда ему было шестьдесят четыре года. Я не знаю, что он практиковал, когда был маленьким мальчиком. Но с того момента, как я встретил его, не было ни единого дня, когда он не сделал бы нёндро; то же говорят и другие люди, знавшие его. Мой отец, Чимей Дордже, каждый день делал нёндро как из «Чецун Ньингтиг», так и из «Кунзанг Туктиг». И хотя предварительные практики нёндро в высшей степени просты, они, в то же время, предельно глубоки. Я советую вам каждый день делать предварительные практики; это будет для вас крайне полезно со всех точек зрения!

Суммируем всё вышесказанное: когда Четыре мысли, меняющие отношение к жизни, станут составной частью вашего сознания, в вас образуется надёжный фундамент, и практика Дхармы перестанет быть затруднительной для вас. Если же этого не произойдёт, это всё равно, что строить дом без фундамента. Великие мастера прошлого, особенно в линии Кагью, говорили: «Предварительные практики глубже основных, потому что они являются основанием». Заложите прочный фундамент; не просто механически «проделайте» предварительные практики, но примите в своё сердце Четыре мысли и осознанно выполните четыре или пять практик по 100 000 раз.

После этого ваша практика Дхармы сама по себе станет подлинной. Но если вы просто повторите нужное количество мантр и решите: «Ладно, это сделано», — у вас не будет фундамента для дальнейшей практики.

Говорят, что человек, действительно принявший предварительные практики близко к сердцу, ведёт себя, как раненый олень, бегущий в уединённое место; он не просто «ведёт себя» перед другими людьми как практикующий. Миларепа сказал: «Я бежал в горы и практиковал в одиночестве, потому что боялся смерти. Практикуя, я реализовал природу, находящуюся вне жизни и смерти. Теперь я овладел твердыней бесстрашия». Вот так нужно практиковать.

Если мы по-настоящему выполним предварительные практики; выполним их так, что почувствуем, что не можем позволить себе потерять хотя бы секунду впустую, — тогда мы сможем практиковать, как Миларепа. Это прочный фундамент. Всё, построенное на таком фундаменте, будь то основная практика божества-йидама, мантры и стадии завершения, или Трегчод и Тхогел, всё будет незыблемым, как здание, прочно стоящее на твёрдой основе. Недостаточно стремиться к высшим учениям и отвергать реальную суть Дхармы — изменение в отношении. Пока мы не изменим своё сердце на глубочайшем уровне, все сансарические наклонности нашей личности будут продолжать существовать и иллюзии будут по-прежнему соблазнять нас. Пока наш ум легко отвлечь, он всегда будет отвлекаться погоней за богатством и властью, красивыми вещами, деловыми и политическими заботами, интригами и обманом. Легко стать нечутким практикующим; практиком, которого Дхарма не может ни «вылечить», ни изменить. Можно добиться колоссального теоретического понимания Дхармы, но оно не проникнет в глубины вашего существа. Такое состояние похоже на бурдюк с маслом: масло внутри, но кожа бурдюка не становится от этого мягче.

Так что не хватайтесь за высокие практики Трегчода и Тхогела. Они — как внушительные шапки из волчьего меха, которые носят в провинции Кхам: выглядят замечательно, но что на самом деле греет уши зимой, так это непримечательный воротник из овечьей шкуры. Гораздо важнее серьёзно заняться предварительными практиками и заложить прочный фундамент. Тогда всё, впоследствии построенное на нём, будет иметь смысл. Иначе всё это окажется пустой болтовнёй.

Самое важное — гораздо важнее высочайших практик Трегчода и Тхогела — это общие и особые предварительные практики. Пока вы не усвоите их всем своим существом, все остальные практики никуда вас не приведут.

Нельзя построить дом без фундамента. Может быть, вы уже хорошо это знаете; и уж наверняка вы слышите это не в первый раз. Может быть, то, что я рассказываю вам — подобно попытке дать устную передачу ОМ МАНИ ПАДМЭ ХУМ Авалокитешваре. Тем не менее, я хотел сказать вам это, чтобы освежить вашу память.
Последнее редактирование: 28 Авг 2018 15:48 от Nahualli.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Четыре мысли 03 Окт 2018 10:54 #18115

  • Nahualli
  • Nahualli аватар
  • Offline
  • Администратор
  • не верь мне
  • Сообщений: 10143
  • Спасибо получено: 5421
  • Репутация: 201
Когда имеются в наличии все восемь состояний свободы и десять благоприятных возможностей, тогда говорят о драгоценном человеческом существовании. Все вы, читающие в настоящий момент эту книгу, находитесь в такого рода человеческом существовании. Казалось бы, раз в мире миллиарды людей, то можно быть уверенным, что, когда мы умрем, вероятнее всего переродимся людьми, но у нас нет никакой гарантии, вследствие чрезвычайной редкости драгоценного человеческого существования.

Эту редкость драгоценного человеческого существования можно представлять себе различными способами. Будда дал некоторые примеры, дабы проиллюстрировать и произвести впечатление от такого события на своих слушателей. Во-первых, рассмотрев кармическую причину, которая приводит к новому рождению в таком удачном состоянии существования, можно оценить его редкость; единственно только в процессе морального выбора между неумелыми, недобродетельными поступками и искусными, добродетельными действиями, существо развивает достаточно хорошую карму, чтобы прийти к такого рода драгоценному человеческому перерождению. Если посмотреть на разнообразные формы жизни, можно увидеть, что фактическое число существ, действующих согласно такого рода моральному выбору, избегающих негативных и вредоносных поступков, и побуждающих себя действовать добродетельно и благотворно, крайне мало. Потому что тех, кто работает с причиной совсем мало, а значит и тех, кто готовится пережить результат, соответственно немного.

Во-вторых, можно посчитать число существ в различных мирах. Будда попробовал проиллюстрировать это, сравнив количество существ в мире ада, с количеством атомов в земле, число прет — с числом песчинок во всех озерах, морях и реках на свете, и количество животных — с числом капель дождя или падающих снежинок. Так показывается необъятность безмерность числа существ, находящихся в этих мирах, по сравнению с которым, число существ в мире людей — совсем крохотное.

И, в частности, существ в человеческом мире, получивших драгоценное человеческое состояние перерождения, можно встретить настолько редко, что Будда сравнивал это с вероятностью увидеть звезды днем. Их можно увидеть, но очень, очень редко; и точно так же, существо может получить это состояния перерождения, но оно очень, очень редкое. Будда однажды употребил такую метафору, чтобы попробовать проиллюстрировать столь большую редкость драгоценного человеческого перерождения, он сказал, что если бы вся земля была покрыта водой, и на дне этого безбрежного океана жила черепаха, которая была бы слепой и поднималась бы на поверхность океана в любом месте совершенно случайно лишь один раз каждые сто лет, и если бы на поверхности океана плавало деревянное ярмо, которое беспорядочно носилось бы по океану ветром и волнами, то как часто могла бы черепаха, всплывая, попадать головой в отверстие в этой деревяшке? Мы не можем отвергнуть вероятность, но очевидно, такое не слишком часто будет случаться. Примерно такую же редкость представляет собой возможность человеческого перерождения.

Итак, цель первой подготовительной практики осознать и оценить драгоценное человеческое состояние перерождения и оценить его потенциал. Драгоценное человеческое перерождение предлагает невероятную благоприятную возможность практиковать Дхарму и духовно развиваться; мы не можем рассчитывать, что эта возможность появиться снова и снова. Более того, жизнь коротка. Если мы поймем эти вещи, то признаем необходимость воспользоваться нашим драгоценным человеческим состоянием перерождения и воистину реализовать свой потенциал человеческого существа, пока имеем эту благоприятную возможность.

Не пользоваться нашей благоприятной возможностью оказалось бы невероятной тратой времени. Все равно как если бы бедняку подарили сто килограммов золота, и он просидел на месте бы всю оставшуюся жизнь, не зная, что делать с золотом, и умер бы таким же бедным как всегда. Это потерянная возможность. Нам дали богатство, мы нашли это богатство в нашей ситуации, и если не делаем с ним ни чего, имеющего смысл, то мы теряем что-то совершенно невообразимое. Мы можем сделать что-то значительное с нашим духовным развитием, мы можем решать с моральных позиций в жизни, выбирая между добродетелью и недобродетелью, и развивать реализацию и постижение. У нас есть потенциал достичь полного просветления, предельного достижения ради нашего собственного благополучия и так же, чтобы помогать другим. Коль скоро мы поняли то, что дает человеческий потенциал, мы можем развивать мотивацию к тому, чтобы действительно осуществить этот потенциал посредством практики Дхармы.

Как люди, мы делаем наивное предположение, будто вещи вокруг нас устойчивые, твердые и вечные. Цель второй предварительной практики дать возможность осознать смерть, непостоянство и переменчивость всякого аспекта нашего опыта.

Это понятие можно рассматривать под разными углами зрения. Можно принять космическую точку зрения и рассмотреть мировую систему, в которой мы живем. Она кажется сейчас очень твердой, незыблемой, но в конце концов, она будет разрушена; со временем, произойдет процесс распада, в течение которого она распадается на огонь, воду и элементы. В космическом временном масштабе, мы видим, что ничто не вечно.



Можно рассмотреть так же наш опыт смены времен года. Весна переходит в лето, потом осень переходит в зиму, — все в непрерывном цикле. Это непрерывный процесс изменения.

И даже в каждодневном опыте, нет ничего сколько-нибудь устойчивого; ничего сколько-нибудь постоянного; ничто не остается тем же. Каждый день мы встаем. Это — рассвет, это — раннее утро, середина утра, полдень, день, вечер, сумерки, ночь. Есть часы, можно сесть и посмотреть на часы, и увидеть, как жизнь тикает секунда за секундой. Это — неумолимое изменение и неумолимая неустойчивость всего, что мы переживаем.

Но более значительно с нашей точки зрения, рассмотреть промежуток собственной жизни, которая укорачивается секунда за секундой, минута за минутой, час за часом, день за днем. Процесс нельзя остановить. Это неумолимый процесс изменения и непостоянства, который мы испытываем во всем, включая сюда, что весьма значительно, нашу собственную жизнь.

Всякий, кто когда-либо родился в этом мире — умер; всякий, кто родился, но все еще жив — умрет; всякий, в будущем, кто родится, — умрет. Такова природа вещей. Все рожденное подчиняется смерти — и мы не отличаемся. В частности, мы живем мире, где продолжительность жизни не фиксирована. Люди умирают в любом возрасте. Некоторые дети рождаются мертвыми; некоторые умирают в младенчестве. Некоторые люди умирают в юности или в расцвете лет или в старости. Нет определенности.

Никто из нас не может сказать: "Я проживу столько-то," — и гарантировать это. Мы понимаем тот драгоценный потенциал, который мы имеем, будучи людьми, но мы не знаем как долго продлиться эта благоприятная возможность. Вот, что надо понять, поэтому мы можем признать необходимость использования нашего драгоценного потенциала не откладывая. Стоит нам признать это, как окажется, что у нас вообще нет никаких затруднений с практикой дхармы.

Пользу от понимания смысла непостоянства выразил Миларепа словами: "Именно страх перед смертью привел меня в горы, и я так долго медитировал на смерти и непостоянстве, что реализовал бессмертное состояние ума. Теперь в смерти для меня нет ничего страшного."

Рано или поздно все мы умрем, и переживание смерти — весьма болезненное. Если мы не употребили эту жизнь на практику Дхармы, в момент смерти мы будем страдать и мучиться из-за осознания потерянной возможности. Мы будем думать про себя: "Если бы я только попрактиковал раньше, если бы я не ждал. Теперь поздно." Когда приходит смерть, смерть приходит. Нет ни какой возможности противостоять ей и попытаться восполнить упущенное, вследствие постоянного откладывания, время. Именно сейчас, когда у нас по настоящему есть благоприятная возможность, надо разглядеть эту возможность и воспользоваться ей, так чтобы потом мы не сожалели.

Если бы было так что, чем больше мы слышим или думаем о смерти и непостоянстве, тем короче становится жизнь, то это было бы аргументом против того, чтобы упоминать о смерти. Но думаем ли мы о ней, нет ли, — мы умрем; и думаем ли мы или нет о непостоянстве вещей, вещи — непостоянны. По меньшей мере, уделяя этому внимание, мы можем развить осознавание, которое вселяет в нас обязательство практиковать, с тем чтобы, когда мы неизбежно действительно должны будем умереть, мы, по меньшей мере, могли бы идти к смерти с радостью. Мы будем чувствовать: "Вот, я не потратил напрасно свою жизнь. Я сделал мою жизнь прекрасной и совершил значительное количество добродетели." Нам не придется умирать с сожалениями.

Третьей из общих предварительных практик имеет отношение к понятию кармы: причинности между действиями и опытом. Это понятие является настолько решающим для понимания всей Буддадхармы, что Будда назвал его сутью всех своих учений. Однажды Будда сказал: "Стоит установиться кармической тенденции, и она не исчерпает себя даже за миллион кальп; она не исчезнет. В некоторый момент, когда сойдутся условия, необходимые для ее возникновения, она созреет; она проявится в опыте." Признавая эту непогрешимость кармического процесса, нельзя ожидать того, что наша карма исчезнет, так что мы не можем не считаться с ней.

Кьябдже Калу Ринпоче "Самоцветное украшение разнообразных устных наставлений"
Нам требуется все наше время и вся наша энергия, чтобы победить идиотизм в себе.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Четыре мысли 27 Авг 2019 14:55 #21869

  • Nahualli
  • Nahualli аватар
  • Offline
  • Администратор
  • не верь мне
  • Сообщений: 10143
  • Спасибо получено: 5421
  • Репутация: 201
Первая мысль, обращающая ум к Дхарме: драгоценное человеческое рождение

Четыре мысли, обращающие ум к Дхарме, — это размышления, представляющие собой первую часть нёндро и называющиеся общими, или внешними, нёндро, начинаются с размышлений о драгоценности нашего человеческого рождения.

Наше рождение драгоценно в силу того, что мы обладаем возможностью пробуждения. Мы от рождения будды, и все практики Дхармы помогают нам увидеть эту истину и помочь ей расцвести. Поскольку мы на самом деле не верим в свою способность пробудиться, эти учения направлены на то, чтобы противодействовать нашей тенденции считать себя неполноценными.

Однажды, разговаривая с монахинями в своей маленькой комнате в Наги Гомпе, мой отец сказал: «У каждой из вас есть природа будды». Он учил, сидя на подобии коробки на ножках, которая также служила ему кроватью — распространённая практика среди тибетцев, которые бóльшую часть своего времени заняты медитацией и передачей учений. Мне было около восьми лет, и я сидел вместе с монахинями, разместившимися на коврах или лежавших на полу подушках. Какие бы слова ни употреблял мой отец, он всегда говорил о природе ума и о том, как мы можем установить связь со своей природой будды, которую также называют чистым осознаванием.

Я часто слышал от своего отца, что мы все по своей сути являемся буддами, что все рождаются с природой будды и что человеческое рождение предоставляет наилучшую возможность это осознать. Я слушал довольно внимательно, но всегда полагал, что из-за моей слабости и тревожности эти хорошие новости на меня не распространяются. В то время я страдал от крайней застенчивости и приступов паники. Ненастная погода — снежная буря, гром или молнии — могли вызвать у меня такую панику, что мне казалось, будто моё горло полностью сжималось; я потел, испытывал головокружение и приступы тошноты. Из-за этих переживаний я не мог даже помыслить, что обладаю теми же качествами, что и все будды.

Однако в то утро мой отец особенно выразительно подчеркнул, что из этого правила нет исключений.

— Верите вы в это или нет, — сказал он, — между вашей истинной природой и истинной природой всех будд нет ни малейшего различия.

Тогда я впервые сказал себе: «Это должно относиться и ко мне». Одной идеи о том, что я по сути своей был таким же, как и все будды, было достаточно, чтобы придать мне уверенности, и я подумал, что в будущем смогу справиться со своей слабостью и пугливостью.

Примерно в то же время мой отец познакомил меня с учениями о драгоценном человеческом существовании, спросив:

— Что бы ты почувствовал, если бы был собакой? А коровой? Были бы у тебя свобода и время, чтобы медитировать?

Он попросил меня поразмыслить над тем, сколько обстоятельств должно совпасть, чтобы некто установил связь с Дхармой. «У каждого из нас есть всё, что нужно, чтобы стать буддой, — часто говорил мне отец, имея в виду: мы должны увидеть, что уже являемся буддами. — Мы видим, слышим, ощущаем вкус и прикосновения, у нас есть потенциал безграничной доброты, и нам посчастливилось родиться во времена и в месте существования Дхармы. Всё на месте, так что для начала мы должны разглядеть все эти прекрасные обстоятельства, уже являющиеся частью нашей жизни, и оценить их по достоинству».

Поскольку я родился в семье практикующих, посвятивших себя Дхарме, и рос в атмосфере любви, я должен был легко усвоить этот урок. И всё же каждый раз, когда я садился с намерением оценить по достоинству свою фундаментальную добродетель, я не мог думать ни о чём, кроме моих приступов паники, моего дикого ума и моей физической слабости. Чувствуя себя полным неудачником, я попросил отца объяснить, что я делаю не так.

— То, что сначала ты обнаруживаешь свои негативные качества, — хороший знак, — сказал он мне. — Часто они внедряются так глубоко, что мы их даже не видим, — словно занозу, засевшую под кожей. Чтобы отделить себя от своих негативных качеств, мы должны сначала их увидеть.

Бывает, что когда мы впервые начинаем исследовать свой ум, мы видим в себе лишь вещи, которые нам не нравятся, и можем почувствовать себя так, словно наши негативные качества на самом деле усиливаются. Это вполне естественно. В конце концов мы увидим, что эти негативности — лишь одна, небольшая, часть того, чем мы являемся. Под ними лежит природа будды, наше чистое осознавание, которое не смыть ничем и никогда. Как бы глубоко ни была скрыта наша природа будды, она всегда с нами.

Обычно мы полностью отождествляем себя со своими эмоциональными тенденциями и привычными мыслями, которые мы начали считать «собой». Наш потенциал ограничивается узким определением, которое мы дали сами себе. Мы приковываем себя к застывшим мыслям: «Это то, кем я являюсь». Нас не удовлетворяет наша жизнь, и всё же мы подавляем свою способность меняться. Чтобы выйти за пределы этих ограничений, которые мы сами себе навязали, мы должны оставить привычку принимать наши человеческие качества как данность.

Постепенно я научился верить в то, что я — это больше чем горстка вещей, которые мне не нравятся. Я начал думать: возможно, Просветление на самом деле доступно — даже мне. Признание этого потенциала и обретение уверенности в нашей способности его использовать — суть первой мысли, обращающей ум к освобождению.

Йонге Мингьюр Ринпоче "Превращая заблуждение в ясность"
Нам требуется все наше время и вся наша энергия, чтобы победить идиотизм в себе.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.235 секунд