Созерцание

 

......


 

Карлос Кастанеда. Путешествие в Икстлан

Созерцание теней

1

Потом указал на большой густой куст и велел сосредоточиться на нем. Но не на самих листьях, а на их тенях.

2

В случае созерцания дерева я знал, что смотреть нужно на листья, и, естественно, немедленно фокусировал на них взгляд. При этом тени и промежутки между листвой никогда меня не интересовали. Последнее, что сказал дон Хуан, была инструкция начать созерцать тени от листьев на одной ветке и постепенно перейти к такого рода созерцанию всего дерева, не давая глазам возвратиться в привычный для них режим созерцания листьев.

3

Наверное, причиной тому явилась моя усталость или нервное перевозбуждение, но я настолько погрузился в созерцание теней, что к тому моменту, когда дон Хуан поднялся на ноги, я мог формировать тени в зрительно воспринимаемые массивы настолько же свободно, насколько обычно в массивы формируется листва. Эффект был поразительный.

4

Созерцание солнечного света

— Следи за тем, как изменяется солнечный свет, — проговорил дон Хуан. 

5

Дон Хуан сел рядом со мной и обратил мое внимание на что-то, показавшееся мне естественным образованием на склонах лавовых гор на северо-востоке от того места, где мы сидели. Это было пятно, значительно более светлое, чем фон. В сумерках горный массив был одноцветным темно-коричневым, а пятно — желтовато-коричневым или темно-бежевым. Я не мог понять, что это такое. Я смотрел на него долго и неотрывно. Казалось, оно шевелилось, я бы даже сказал, что оно пульсировало. Сощурив глаза, я увидел, что оно как бы трепещет.
— Смотри неотрывно! — приказал дон Хуан.
В какое-то мгновение я вдруг почувствовал, что весь горный массив двинулся на меня. Этому сопутствовало странное ощущение под ложечкой. Дискомфорт стал настолько острым, что я встал.
— Сядь! — рявкнул дон Хуан, но я уже стоял на ногах.
Когда я поднялся, перспектива несколько изменилась. Пятно сползло вниз по склону горного массива. Я снова сел, не сводя глаз. Пятно поднялось. Я смотрел на него еще несколько секунд, а потом все стало на свои места. Я осознал, что пятно находится не в горах, а рядом, что это — всего-навсего кусок желтовато-зеленой ткани, висящей на высоком кактусе прямо напротив меня.
Я громко рассмеялся и объяснил дон Хуану, что оптический обман возник из-за сумеречного освещения.
Он встал, подошел к кактусу, снял с него ткань, сложил ее и засунул в сумку.
— Зачем ты это сделал? — спросил я.
— Затем, что эта тряпка обладает силой, — как ни в чем не бывало ответил он. — В какое-то мгновение у тебя получилось хорошо, и неизвестно, что было бы дальше, если бы ты не встал. 

6

— Стой вот здесь, — велел дон Хуан и развернул меня лицом в сторону солнца.
Потом он сказал, чтобы я неподвижно смотрел на стены каньона над собой.
Зрелище меня потрясло. Огромная высота потока лавы поражала воображение. Какими же должны были быть масштабы извержения, чтобы образовалось такое? Я несколько раз прошелся взглядом вверх-вниз по стенам каньона и полностью погрузился в созерцание богатейшей цветовой гаммы камня. Там были вкрапления всех мыслимых оттенков. Все камни были покрыты пятнами светло-серого лишайника. Я взглянул прямо вверх, на стены, причудливо сверкающие бесчисленным количеством каких-то вкраплений, фантастически разбивавшими солнечный свет на множество невыносимо ярких точек.
Я смотрел туда, где точки отраженного света сливались в гигантское сияющее пятно. По мере того, как солнце сползало к западу, яркость постепенно уменьшалась. Потом пятно совсем поблекло.
Я взглянул на другую сторону каньона и увидел там еще одно такое же пятно. Я объяснил дон Хуану, что происходит.
Потом я заметил еще одно пятно света, за ним — еще… В конце концов весь каньон покрылся огромными пятнами света.
У меня закружилась голова. Я закрыл глаза, но пятна, составленные мириадами сверкающих точек, все равно остались перед глазами. Я схватился за голову и попытался заползти под нависающий выступ. Но дон Хуан крепко схватил меня за руку и приказал продолжать созерцание стен и попытаться увидеть темные зоны в середине пятен света. 

7

Созерцание камней

Дон Хуан встал и положил камушек на крупный валун, а потом предложил подойти и хорошенько его изучить. Он велел внимательно разглядывать отверстия, впадины и трещины на камушке, стараясь рассмотреть все до мельчайших деталей. Он сказал, что, если мне удастся выделить все детали, отверстия, углубления и трещинки исчезнут, и я пойму, что такое «неделание». 

8

Созерцание теней

Деланием разделяются этот камушек и этот валун, — продолжил он. — Чтобы научиться неделанию, тебе, скажем так, нужно слить их воедино.
Он указал на небольшое пятнышко тени, которую камушек отбрасывал на валун:
— Это — тень? Это — не тень. Это — клей, их соединяющий. 

9

Я долго неотрывно вглядывался в камушек. Сосредоточиться на мельчайших деталях отверстий на его поверхности мне так и не удалось, но крохотная тень, которую он отбрасывал на булыжник, стала явлением весьма интересным. Дон Хуан оказался прав. Она была подобна клею. Она двигалась. У меня возникло впечатление, что тень как бы выдавливается из-под камушка. 

10

— Тени могут рассказать воину обо всем. 

11

— Еще одно последнее упражнение. Чтобы вспомнить его, тебе нужно будет воспользоваться этим дивным светом золотисто-желтого солнца.
Он подвел меня к двум вертикальным выдвинутым скалам, стоявшим рядом на вершине неподалеку от нас. Расстояние между ними составляло примерно полтора метра. Дон Хуан остановился метрах в трех от них, повернувшись к ним лицом. Он показал, где должен был стоять я. Потом он велел мне смотреть на параллельные друг другу тени этих скал. Он сказал, что мне следует свести глаза. Так же, как я это делал, выбирая место для отдыха. Но, в отличие от несфокусированного взгляда при созерцании земли в случае поиска места, сейчас нужно было сохранить максимальную четкость изображения. Задача заключалась в том, чтобы, сводя глаза, совместить изображения теней. Дон Хуан объяснил, что тогда тени начнут излучать некоторое ощущение. Я сказал, что объяснения его весьма туманны, но он заявил, что описать то, что он имеет в виду, говоря об излучаемом тенями ощущении, в действительности нет никакой возможности.

12

Он взобрался на куполообразную скалу и крикнул, чтобы я поискал два небольших продолговатых камня. Руками он показал мне, какой они должны быть величины.
Я нашел два подходящих камня и отнес их ему. Дон Хуан воткнул их в трещину на расстоянии тридцати сантиметров друг от друга. Меня он поставил лицом к западу, так, что торчащие из скалы камни оказались между мной и солнцем. Потом он велел мне повторить упражнение с тенями этих камней.
На этот раз все было иначе. Почти сразу же мне удалось свести глаза так, что тени как бы наложились друг на друга, слившись в одну. Она обладала невероятной глубиной и даже своего рода прозрачностью. Я был ошеломлен. Я мог четко различать каждую точку, каждую трещину и песчинку на том месте, куда смотрел. И на все это ложилась тень, словно сверхтонкая неописуемо прозрачная пленка.
Моргать не хотелось. Я боялся потерять изображение, фиксация которого, я чувствовал это, была такой непрочной. Но в конце концов жжение в глазах сделалось невыносимым, и я моргнул. Однако изображение никуда не делось. Более того, оно даже стало более четким, видимо, вследствие смачивания роговицы. Я обнаружил, что как бы смотрю с неизмеримой высоты на совершенно новый, доселе невиданный мир. Я также заметил, что могу просматривать окрестности тени, не теряя фокусировки визуального восприятия. Затем, на мгновение, я утратил ощущение, что смотрю на поверхность камня. Я спустился в странный бесконечный мир, простиравшийся за все мыслимые и не мыслимые пределы. Но это дивное восприятие продолжалось лишь миг, а потом все вдруг разом выключилось. Я поднял глаза. Дон Хуан стоял прямо передо мной, заслонив спиной солнечный свет, падавший на камни. 

13

Дон Хуан сказал, что я и так должен быть вполне удовлетворен. Мне с первого раза удалось очень многое выполнить правильно. Уменьшая мир, я увеличил его и, несмотря на то, что до ощущения линий мира мне было еще далеко, я правильно использовал тень от камней в качестве двери в «неделание».
Утверждение о том, что «уменьшая мир, я увеличил его», бесконечно меня заинтересовало. Подробности пористой поверхности камня, на небольшом участке которой был сфокусирован мой взгляд, воспринимались настолько живо и вырисовывались с такой точностью, что поверхность куполообразной скалы превратилась для меня в бескрайний мир. И в то же время это было уменьшенное изображение камня. Когда дон Хуан заслонил свет и я обнаружил, что смотрю самым обычным образом, мельчайшие подробности изображения стали неясными, крохотные отверстия в пористой поверхности камня увеличились, коричневый цвет застывшей лавы сделался матовым, и все утратило сияющую прозрачность, превращавшую камень в целый мир. 

14

Созерцание солнечного света

Я посмотрел сквозь полуопущенные веки на лавовые пики, и вдруг все горы вспыхнули.
Я сказал дону Хуану, что, когда глаза мои сведены, я вижу окружающие горы как хитросплетение световых волокон.
Дон Хуан велел мне дышать как можно реже и мельче, чтобы сохранить видение световых волокон и ни на чем не фиксировать взгляд, а время от времени посматривать на определенную точку горизонта над самым склоном. Я так и сделал. Я увидел бесконечную даль, покрытую паутиной света. Картина была довольно устойчивой.
Очень мягко дон Хуан велел мне попытаться выделить в поле световых волокон темные пятна. Как только я увижу такое пятно, я должен открыть глаза и посмотреть, в каком месте склона оно расположено.
Я не воспринимал никаких темных областей. Я свел глаза, несколько раз широко открыл их и снова прищурил. Дон Хуан подошел ко мне и указал на область справа от меня, а потом — еще на одну, прямо передо мной. Я попытался немного изменить позу. Мне казалось, что, изменив перспективу, я увижу предполагаемые темные области, на которые указывал дон Хуан. Но он дернул меня за рукав и сурово приказал не двигаться и проявить терпение.
Я свел глаза и опять увидел паутину световых волокон. Некоторое время я смотрел на нее, а потом открыл глаза шире. В это мгновение послышался гул — его легко можно было принять за гудение пролетавшего вдалеке реактивного самолета — а потом широко открытыми глазами я увидел, что все горы передо мной превратились в поле, составленное бесчисленными точками света. Словно множество сверкающих вкраплений в отвердевшей лаве вдруг разом отразило свет солнца в мою сторону.

 

Карлос Кастанеда. Путешествие в Икстлан. Киев «София», Ltd. 1992


 

Карлос Кастанеда. Сказки о силе

Созерцание теней

1

Дон Хуан знаком велел мне молчать. Взяв прутик, он указал им на две длинные тени от сухих веток чапараля и очертил по земле сначала одну из них, а затем другую. Тени были около фута длиной и дюйма шириной на расстоянии шести-семи дюймов друг от друга. Движения прутика нарушили мою фокусировку, и я обнаружил, что смотрю раскошенными глазами на четыре тени. Внезапно две тени в середине слились в одну и создали необычайное ощущение глубины. В тени, образовавшейся таким образом, была какая-то необъяснимая округлость и объем. Она почти походила на прозрачную трубу, круглую балку из какой-то неизвестной субстанции. Я знал, что мои глаза раскошены, и, тем не менее, они казались сфокусированными на одном месте. Поле моего зрения в этом месте было кристально ясным. Я мог двигать глазами, не нарушая общей картины.

2

 

 

Карлос Кастанеда. Сказки о силе. Киев «София», Ltd. 1992


 

Карлос Кастанеда. Второе кольцо силы

1

 

2

 

 

Карлос Кастанеда. Второе кольцо силы. Киев «София», Ltd. 1992

Походка силы

 

Походка силы


 

Карлос Кастанеда. Путешествие в Икстлан

1

...Он показал мне способ передвижения в темноте — способ, который он назвал «походкой силы». Сначала он слегка склонился вперед и заставил меня потрогать его спину и колени, чтобы я понял, в каком положении находится его тело. Туловище было слегка наклонено вперед, но позвоночник оставался прямым. Ноги были чуть согнуты в коленях.
Он медленно прошелся передо мной, чтобы я увидел: при каждом шаге колено его поднимается почти до груди. А затем он буквально побежал таким способом, быстро скрывшись из виду.

— 3 —

— Походка силы специально предназначена для того, чтобы быстро передвигаться в темноте, — прошептал он мне на ухо.
Он предложил мне попробовать. Я был уверен в том, что непременно сломаю себе ноги, наступив на камень или оступившись на какой-нибудь ямке. Но дон Хуан твердил, что «походка силы» совершенно безопасна.

— 4 —

Он отпустил мою голову и мягко добавил, что ночью мир совсем не такой, как днем, и что его способность бежать во тьме никак не связана с тем, что он знает эти холмы. Он сказал, что ключ ко всему — в свободном течении личной силы. Ее нужно «отпустить», и тогда она сольется с силой ночи. И если это произойдет, оступиться будет уже невозможно. И он очень серьезно предложил мне задуматься на минутку о том, что происходит. Это рассеет мои сомнения. Для человека его возраста попытка бегать по этим холмам в это время суток — верный способ покончить с собой. Если, конечно, его не ведет сила ночи.
Карлос Кастанеда. Учение дона Хуана: походка силы— Смотри! — сказал дон Хуан, умчался куда-то в темноту и вернулся обратно.
Способ его передвижения выглядел настолько необычно, что я не поверил собственным глазам. Некоторое время он словно бежал на месте. Это напомнило мне разминку спринтера перед забегом.
Затем дон Хуан велел мне бежать за ним. Я попробовал, очень скованно и неловко. С предельной тщательностью я пытался высматривать место, на которое станет нога, но оценить расстояние было невозможно. Дон Хуан вернулся и гарцевал рядом. Он прошептал, что нужно отрешиться от себя, отдавшись силе ночи, и верить той крохотной личной силе, которой я обладаю. Иначе я никогда не смогу двигаться свободно. Тьма препятствует мне только потому, что я во всем, что делаю, полагаюсь на зрение, не зная, что другой способ движения заключается в том, чтобы предоставить силе возможность вести меня.
Я несколько раз попробовал, но безуспешно. Я просто, не мог себя «отпустить», не мог преодолеть боязнь покалечить ноги. Тогда дон Хуан приказал мне бежать на месте, стараясь почувствовать себя так, словно я бегу, используя «походку силы». 

— 5 —

Я закрыл глаза и принялся бежать на месте. Прошел примерно час. За это время я несколько раз бегал на месте с закрытыми глазами. Напряжение понемногу прошло, и к концу этого часа я уже чувствовал себя вполне нормально. 

— 6 —

Дон Хуан ждал меня. Он немного подправил положение моего тела, заставив слегка согнуть к ладоням мизинцы, безымянные и средние пальцы, и выпрямить указательные и большие. Потом он сказал, что, по его мнению, я просто потворствую своему чувству собственной неполноценности, потому что отлично знаю: как бы ни была темна ночь, я увижу все наилучшим образом, если не буду ни на чем фокусировать взгляд, а просто стану смотреть в землю прямо перед собой. «Походка силы» аналогична методике поиска благоприятного места в том смысле, что и то, и другое требует отрешенности и веры. При передвижении «походкой силы» глаза должны быть неотрывно прикованы к земле прямо перед бегущим. Любой, даже мимолетный взгляд куда-нибудь в сторону разрывает поток движения. Дон Хуан объяснил, что наклон туловища как раз и призван привести глаза в положение, удобное для того, чтобы смотреть в землю. А колени нужно подымать так высоко, чтобы шаги были очень короткими. Тогда бег безопасен. Дон Хуан предупредил, что мне предстоит спотыкаться и оступаться еще не раз. Но с практикой придет уверенность, и я смогу бегать настолько же быстро и так же легко, как днем.
В течение нескольких часов я пытался копировать его движения и старался привести себя в то состояние, которое он мне рекомендовал. Каким-то необъяснимым образом мне удалось добиться совершенной степени уверенности в себе. Насколько я чувствовал, ничего такого, что давало бы мне основание испытывать подобное ощущение, я не совершал. Но тело, казалось, само знало, что ему делать. Мне, например, не были видны выступы и впадины, но тело неизменно умудрялось поставить ногу на подходящее место. Я совсем не спотыкался и не оступался, попав ногой во впадину, если не считать нескольких случаев, когда я отвлекался. Для того, чтобы неотрывно смотреть в землю перед собой, требовалось полное сосредоточение. Как предупреждал дон Хуан, малейшая попытка взглянуть в сторону влекла за собой нарушение потока. 

 

Карлос Кастанеда. Путешествие в Икстлан. Киев «София», Ltd. 1992


 

Карлос Кастанеда. Сказки о силе

1

Применяя терминологию дона Хуана, о моей реакции можно сказать, что мое тело под воздействием испуга выполнило «бег силы» — особую технику передвижения в темноте, которой он обучал меня несколькими годами ранее. 

2

Дон Хуан заставил меня бежать на месте, обратясь лицом к западу. Он уже заставлял меня проделывать это ранее в различных обстоятельствах. Сутью этого бега было извлечь силу из сгущающихся сумерек. Подняв руки кверху с расставленными веером пальцами надо было с силой сжать их, когда руки находились в средней точке между горизонтом и зенитом.
Упражнение подействовало, я почти сразу же успокоился и собрался. Я не мог не удивляться тому, что случилось со старым «мной», который никогда раньше не мог расслабиться, выполняя эти движения, казавшиеся столь простыми и идиотскими. 

3

Я никак не мог перевести дыхание и пытался успокоиться, как делал это раньше, повернувшись к западу и выполняя бег на месте с поднятыми руками. Дон Хуан подошел ко мне сбоку и сказал, что эти движения делаются только в сумерках. 

4

Я погрузился в работу над своими заметками и не слышал, как пришел Паблито, пока вдруг не обнаружил его стоящим рядом со мной. Паблито заметил, что он практиковал походку силы, потому, конечно, я и не слышал его, да и не мог услышать, разве что мог увидеть

5

— После того, как ученик получил свою магическую задачу, он готов к другого типа наставлениям, — продолжал он. — Здесь он уже воин. В твоем случае, поскольку ты уже не был учеником, я обучил тебя трем техникам, помогающим сновидению: разрушению распорядка жизни, бегу силы и неделанию.  

6

Он объяснил, что разрушение рутины, бег силы и неделание были путем к обучению новым способам восприятия мира, и что они давали воину намек на невероятные возможности действия. По идее дона Хуана, знание отдельного практического мира сновидения делалось возможным при помощи использования этих трех техник.

7

 

Карлос Кастанеда. Сказки о силе. Киев «София», Ltd. 1992


 

Карлос Кастанеда. Второе кольцо силы

1

 

— 2 —

 

Карлос Кастанеда. Второе кольцо силы. Киев «София», Ltd. 1992

Слушание звуков

 

Миларепа сидит на скале, приставив к уху ладонь— Прежде всего, ты должен использовать уши, чтобы снять часть нагрузки с глаз. Мы с самого рождения использовали свои глаза для того, чтобы судить о мире. Мы говорим с другими и с собой главным образом о том, что мы видим. Воин сознает это и прислушивается к звукам мира.

 

Карлос Кастанеда. Отдельная реальность.


 

ОТДЕЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

— Как я могу перестать говорить сам с собой?
— Прежде всего, ты должен использовать уши, чтобы снять часть нагрузки с глаз. Мы с самого рождения использовали свои глаза для того, чтобы судить о мире. Мы говорим с другими и с собой главным образом о том, что мы видим. Воин сознает это и прислушивается к звукам мира.

— 2 —

— ...Прислушивание к звукам мира должно быть гармоничным и терпеливым.

— 3 —

Я начал упражняться в «слушании звуков мира». Дон Хуан велел мне практиковать это в течение двух месяцев. Слушать и не смотреть было мучительно трудно, но куда более тяжелым делом оказалась борьба с внутренним разговором. Тем не менее, к концу второго месяца я научился его останавливать, правда, на очень короткие промежутки времени, а также обращать внимание на звуки.

— 4 —

Миларепа в пещереОчень внятно он три или четыре раза повторил, что главная моя задача — найти дыры. Дон Хуан так и говорил — «дыры», и даже особо выделял это слово. Он сказал, что в таких «дырах» маг может найти самые разные послания, указания и инструкции.
Я хотел спросить, что это за дыры, но дон Хуан, как бы предугадав мой вопрос, объяснил, что их невозможно описать, так как они относятся уже к области видения. Несколько раз он повторил, что все внимание нужно сосредоточить на звуках и постараться отыскать дыры между ними. Он сказал, что четыре раза сыграет на своей духоловке. Моей задачей было воспользоваться этими жуткими звуками для того, чтобы добраться до приглашавшего союзника. 

— 5 —

Дон Хуан напомнил, что закрывать глаза нельзя. Начав прислушиваться, я смог различить пение птиц, шум ветра в листве, жужжание насекомых. Сосредоточиваясь на каждой из этих категорий звуков, я различил четыре типа птичьего пения. Можно было различить шум ветра, дующего с различной скоростью, большой и маленькой, и три типа шелеста листьев. Жужжание насекомых просто поражало. Их было так много, что я не мог их ни сосчитать, ни даже различить. 

— 6 —

Я погрузился в странный мир звуков. Такого со мной еще никогда не было. ...

— 7 —

Пересчитать все птичьи посвисты и жужжания насекомых я не мог, однако был абсолютно уверен, что слышу каждый отдельный звук. Сочетание звуков было исключительно упорядоченным. Я действительно не мог бы найти более подходящего слова для описания характера всей звуковой гаммы, чем «упорядоченность». Звучание имело структуру: звуки возникали в строго определенной последовательности. 

— 8 —

Затем я услышал ни на что не похожий продолжительный вой. От него меня бросило в дрожь. На какое-то время все другие звуки умолкли, и долина погрузилась в мертвое молчание. Когда реверберация этого воя достигла внешних границ долины и растаяла, звуки появились вновь. Я снова уловил структуру и внимательно в нее вслушался. Спустя мгновение мне стало ясно, что имел в виду дон Хуан, говоря о дырах между звуками. В шумовой структуре звуки были отделены друг от друга паузами! Например, особые посвисты птиц следовали через строго определенные интервалы. То же самое можно было сказать обо всех без исключения воспринимаемых мною звуках. Шорох листьев служил чем-то вроде тягучего вязкого клея, придававшего всей структуре характер однородного шума. Но главным было то, что продолжительность каждого звука являлась как бы единицей в общей шумовой структуре.
Дыра в холмеПромежутки или паузы между звуками, когда я обращал на них внимание, оказывались дырами в ней.
Снова раздался продолжительный вой духоловки дона Хуана. Я не почувствовал толчка, но звуки опять смолкли, и я воспринял их перерыв как очень большую дыру. В это мгновение внимание сместилось от слуха к зрению. Я смотрел на гряду низких холмов, покрытых сочной зеленой растительностью. В силуэте гряды был разрыв, как раз в том месте, на которое я смотрел. Он воспринимался как дыра в одном из холмов. Это был промежуток между холмами, сквозь который мне был виден темно-серый цвет далеких гор. В течение короткого промежутка времени я не понимал, что это такое. Казалось, что просвет, на который я смотрю, – это «дыра» между звуками. Затем звуки появились вновь, но визуальное изображение дыры осталось. Спустя мгновение я с еще большей ясностью начал осознавать шумовую структуру и расстановку в ней пауз. Сознание обрело способность четко различать и выделять каждый отдельный звук из огромного их количества. Я мог проследить за возникновением и исчезновением каждого звука, и все паузы, таким образом, воспринимались как вполне определенные дыры. В какой-то момент паузы как бы кристаллизовались, образовав в моем сознании некое подобие решетчатой структуры. Я не видел ее и не слышал. Я ощущал ее какой-то непонятной частью своего существа.
Дон Хуан опять заиграл на своей струне, и вновь звуки смолкли, образовав гигантскую звуковую дыру. Однако на этот раз пауза в шумовой структуре была как бы окаймлена дырой между холмами, на которую я смотрел. Эти две дыры наложились друг на друга. Эффект наложения сохранялся достаточно долго. Я успел «увидеть-услышать» совпадение их контуров. Снова восстановился шум, и структура пауз превратилась в гармоничную и почти визуально воспринимаемую картину. Я увидел, как звуки образуют структуру и как структуры всех звуков накладываются на окружающий пейзаж. Это было похоже на совмещение дыр, которое я только что наблюдал. Мое восприятие принципиально отличалось и от слухового, и от зрительного, но сочетало в себе свойства обоих. Внимание почему-то было сосредоточено на огромной дыре в холмах. Я чувствовал, что одновременно вижу и слышу ее. В ней было что-то притягательное, даже соблазнительное. Она занимала все поле моего восприятия, и каждая отдельная звуковая структура, совмещенная с характеристикой пейзажа, каким-то образом определялась этой дырой и от нее зависела.
Еще раз я услышал жуткий вопль духоловки дона Хуана. Все остальные звуки смолкли, две большие дыры как бы начали светиться, и через мгновение я увидел вспаханное поле. Союзник стоял на том же месте, где я видел его впервые. 

— 9 —

Он сказал, что маги используют звуковые дыры для получения особой информации. Через эти дыры союзник мага показывает ему очень сложные взаимоотношения явлений мира. 

— 10 —

— Для мага все наполнено смыслом, — сказал он. — В звуках, как и во всем окружающем, имеются дыры. Обычный человек не замечает их из-за низкой скорости восприятия. Поэтому он беззащитен перед жизнью. Черви, птицы, деревья, все существа могут рассказывать нам удивительные, невообразимые вещи. От нас требуется только быстрота, достаточная, чтобы уловить их послания. Мы можем ее добиться.

 

Карлос Кастанеда. Отдельная реальность. Киев «София», Ltd. 1992

Остановка мира

 

Все эти годы я считал «остановку мира» лишь загадочной метафорой, лишенной точного смысла. И только недавно, в самом конце своего ученичества, ...я неожиданно осознал всю глубину и значимость этого понятия. Оно оказалось одним из краеугольных камней, лежащих в основе всего учения.

2

Дон Хуан утверждал, что на пути к «видению» сначала нужно «остановить мир». Термин «остановка мира», пожалуй, действительно наиболее удачен для обозначения определенных состояний сознания, в которых осознаваемая повседневная реальность кардинальным образом изменяется благодаря остановке обычно непрерывного потока чувственных интерпретаций некоторой совокупностью обстоятельств и фактов, никоим образом в этот поток не вписывающихся. В моем случае роль такой совокупности сыграло магическое описание мира. По мнению дона Хуан, необходимым условием «остановки мира» является убежденность. Иначе говоря, необходимо прочно усвоить новое описание. Это нужно для того, чтобы затем, противопоставив его старому, разрушить догматическую уверенность, свойственную подавляющему большинству человечества, — уверенность в том, что однозначность и обоснованность нашего восприятия, то есть картины мира, которую мы считаем реальностью, не подлежит сомнению.

3

Карлос Кастанеда. Путешествие в Икстлан.


 

Карлос Кастанеда. Путешествие в Икстлан

1

— Если бы твой друг был воином, он помог бы сыну остановить мир. Для этого ему потребовалась бы личная сила. Он должен быть магом.
— Но он ведь не маг.
— В таком случае нужно, чтобы изменилась картина мира, к которой привык мальчик. А в этом ему можно помочь и обычными средствами. Это еще не остановка мира, но сработают они, пожалуй, не хуже.
Я попросил объяснить. Дон Хуан сказал:
— На месте твоего друга я бы нанял кого-нибудь, чтобы тот отшлепал парнишку. Порыскал бы хорошенько по трущобам и нашел бы там мужчину как можно более жуткой наружности.
— Чтобы тот испугал малыша?
— Глупый ты, просто испугать в этом случае — мало. Ребенка необходимо остановить, но отец ничего не добьется, если сам будет ругать его или бить. Чтобы остановить человека, необходимо сильно на него «нажать». Однако самому при этом нужно оставаться вне видимой связи с факторами и обстоятельствами, непосредственно связанными с этим давлением. Только тогда давлением можно управлять.
— Может, ты все же объяснишь подробнее, что делать моему приятелю?
Остановить мир— Пусть отправится в трущобы и найдет самого жуткого ублюдка, только помоложе и покрепче.
Затем дон Хуан изложил довольно странный план, которому должен последовать мой приятель. Нужно сделать так, чтобы во время очередной прогулки с ребенком нанятый тип следовал за ними или поджидал их в условленном месте.
При первом же проступке сына отец подаст знак, бродяга выскочит из засады, схватит мальчика и отлупит как следует.
— А потом пусть отец как сможет успокоит мальчика и поможет прийти в себя. Я думаю, трех-четырех раз будет достаточно, чтобы круто изменить отношение мальчика ко всему, что его окружает. Картина мира станет для него иной.
— А испуг не повредит ему? Не искалечит психику?
— Испуг никому не вредит. Если что и калечит наш дух — то это как раз постоянные придирки, оплеухи и указания, что нужно делать, а что нет.
Когда мальчик станет достаточно управляемым, скажешь своему другу еще одно, последнее; пусть найдет способ показать сыну мертвого ребенка. Где-нибудь в больнице или морге. И пускай мальчик потрогает труп. Левой рукой, в любом месте, кроме живота. После этого он станет другим человеком и никогда уже не сможет воспринимать мир так же, как раньше.
И тут я понял, что все эти годы дон Хуан применял подобную тактику в отношении меня самого. В других масштабах, при иных обстоятельствах, но с тем же самым принципом в основе. Я спросил, так ли это, и он подтвердил, сказав, что с самого начала старался научить меня «останавливать мир».
— Но пока безуспешно, — сказал он с улыбкой. — Ты непробиваем. Наверно, потому, что слишком упрям. Если бы не твое потрясающее упрямство, ты бы уже, наверно, мог останавливать мир любым из приемов, которым я тебя учил.
— Каких приемов, дон Хуан?
— Все, что я заставлял тебя делать, — это и есть приемы, с помощью которых останавливают мир.
Несколько месяцев спустя дон Хуан все же добился своего. Я остановил мир.

2

Я заговорил было о ветке, но он сделал мне знак замолчать.
— То, что ты сделал, — отнюдь не триумф, — сказал он. — Ты зря растратил прекрасную силу — силу, вдохнувшую жизнь в сухой хворост.
Он сказал, что истинной победой для меня был бы отказ от сопротивления. Мне нужно было довериться силе и следовать за ней до тех пор, пока мир не прекратил бы свое существование. ...
— Ветка действительно была зверем, реальным зверем, и этот зверь был жив, когда сила коснулась ветки. И поскольку сила делала его живым, весь фокус состоял в том, чтобы, как в сновидении, сохранять образ зверя как можно дольше.

3

Я должен был еще хотя бы некоторое время сохранять образ живого чудовища. Спокойно, полностью себя контролируя, не теряя головы и не сходя с ума от возбуждения и страха, я должен был постараться «остановить мир». После того, как я бежал на холм, искренне веря, что спасаю свою жизнь, состояние мое было идеальным — как раз таким, в котором «останавливают мир». В нем соединились страх, благоговение, сила и смерть. Дон Хуан сказал, что еще раз ввести меня в это состояние будет до невозможного трудно.
Я прошептал ему в самое ухо:
— Дон Хуан, что ты имеешь в виду, говоря «остановить мир»?
Прежде чем ответить, дон Хуан яростно взглянул на меня. Но потом объяснил, что «остановка мира» — это прием, которым пользуется тот, кто охотится за силой. Прием, результатом применения которого становится крушение мира. Мир в том виде, в каком мы его знаем, рушится и прекращает свое существование. 

4

— Но почему кто-то должен хотеть остановить мир?
— Так ведь никто и не хочет, в том-то и дело. Это просто происходит. А когда ты узнаешь, что это такое — остановка мира, ты осознаешь, что на то есть свои веские причины. Видишь ли, одним из аспектов искусства воина является умение сначала по некоторой особой причине разрушить мир, а затем — снова восстановить его для того, чтобы продолжать жить.

5

— Конечно, окончательным достижением человека знания является видение. Но оно приходит лишь после того, как посредством неделания остановлен мир. 

6

Вдруг я ощутил удар. Что-то охватило все мое тело и зажгло его. Тогда я осознал, что на меня падают лучи солнца. Я слабо различал далекие горы на западе. Солнце было уже над самым горизонтом. Я смотрел прямо на него и видел «линии мира». Я действительно видел белые светящиеся линии, в невообразимом изобилии протянувшиеся вокруг во всех направлениях. Я подумал было, что это солнечный свет так рассеивается ресницами. Я моргнул и взглянул еще раз. Линии были очень устойчивы и непрерывны. Они лежали на всем и проходили сквозь все. Я повернулся, разглядывая новый мир. Картина линий устойчиво сохранялась, даже когда я не смотрел в сторону солнца. 

7

Я сразу же рассказал дону Хуану о том, что со мной приключилось. Он слушал с неподдельным интересом, а когда я закончил, сказал:
— Ну что ж, ты просто остановил мир

8

— Вчера ты остановил мир. И, может быть, даже увидел. Волшебное существо общалось с твоим телом, и тело понимало его язык, потому что мир разрушился.
— Мир был таким же, как сегодня.
— Нет. Сегодня койоты ничего тебе не рассказывают, и ты не видишь линий мира. Вчера это происходило потому, что просто нечто разрушилось в тебе.
— Что разрушилось во мне?
— Описание мира. Шаблон, который формируется в восприятии человека навязчивыми объяснениями людей. Видишь ли, нам объясняют с самого рождения: мир такой-то и такой-то. И у нас нет выбора. Мы вынуждены принять, что мир именно таков, каким его нам описывают.
Мы переглянулись.
— Вчера мир стал для тебя таким, каким его описывают маги, — продолжал он. — И там, в этом мире, живут говорящие койоты. И олени, и гремучие змеи, и деревья…

 

Карлос Кастанеда. Путешествие в Икстлан. Киев «София», Ltd., 1992


 

Карлос Кастанеда. Сказки о силе

1

— После того, как ученик зацеплен, начинаются инструкции, — продолжал он. — Первым действием учителя является внушить ему идею, что знакомый нам мир является только видимостью, описанием мира. Каждое усилие учителя направлено на то, чтобы доказать это своему ученику. Но принять эту идею является самой трудной вещью на свете. Мы полностью захвачены своим частным взглядом на мир, и это заставляет нас чувствовать и действовать так, как если бы мы знали о мире все. Учитель с самого первого своего действия направлен на то, чтобы остановить этот взгляд. Маги называют это остановкой внутреннего диалога, и они убеждены, что это — единственная важнейшая техника, которой ученик должен овладеть.
Для того, чтобы остановить способ видения мира, который поддерживаешь с колыбели, недостаточно просто желать или просто принять решение. Необходима практическая задача. Эта практическая задача называется правильным способом ходьбы. Она кажется безобидной и бессмысленной. Как и все остальное, что имеет силу в себе или вокруг себя, правильный способ ходьбы не привлекает внимания. Ты не понял этого, и по крайней мере, в течение нескольких лет рассматривал просто как любопытный способ поведения. До самого последнего времени тебе не приходило в голову, что это было самым эффективным средством для остановки твоего внутреннего диалога.
— Как правильный способ ходьбы может остановить внутренний диалог?
— Ходьба в этой специфической манере насыщает тональ, — сказал он. — Она переполняет его. Видишь ли, внимание тоналя должно удерживаться на его творениях. В действительности, именно это внимание в первую очередь и создает порядок в мире. Поэтому тональ должен быть наблюдателем этого мира, чтобы поддерживать его. И превыше всего он должен поддерживать наше восприятие мира как внутренний диалог.

2

— Помогли ли мне растения силы? — спросил я.
— Конечно, — сказал он. — Они раскрыли тебя, остановив твой взгляд на мир. В этом растения силы оказывают такое же воздействие на тональ, как и правильный способ ходьбы. И то, и другое переполняет его информацией, и сила внутреннего диалога приходит к концу. Растения силы превосходно подходят для этой цели, но их применение оплачивается слишком дорого. Они наносят слишком большой вред телу. Это их недостаток, особенно дурмана. 

3

 

 

Карлос Кастанеда. Сказки о силе. Киев «София», Ltd. 1992


 

Карлос Кастанеда. Второе кольцо силы

1

...

2

 

Карлос Кастанеда. Второе кольцо силы. Киев «София», Ltd. 1992

Магические пассы

 

В соответствии с традициями своей линии шаманов, дон Хуан Матус обучил своих четырех учеников — Тайшу Абеляр, Флоринду Доннер Грау, Кэрол Тиггс и меня — некоторым движениям, особым жестам, которые он называл магическими пассами. ...Дон Хуан рекомендовал мне ни при каких обстоятельствах не рассказывать об этих магических пассах ни моим ученикам, ни кому-либо другому. Причины запрета он объяснил следующим образом: магические пассы подбираются для каждого человека индивидуально, и их воздействие настолько сокрушительно, что лучше всего просто практиковать их, ни с кем не обсуждая. ...
По мнению дона Хуана, цель практики заключается не столько в повышении уровня физической и умственной сбалансированности, как считалось ранее, сколько в практической возможности перераспределять энергию.
Маги линии дона Хуана считали, что каждому из нас от рождения присуще определенное количество энергии, которое абсолютно не зависит от влияния внешних сил: его нельзя ни увеличить, ни уменьшить. Они полагали, что этого количества энергии вполне достаточно для достижения цели, к которой, по их мнению, должен стремиться каждый человек на Земле, — для выхода за пределы обычного восприятия. Дон Хуан Матус был глубоко убежден, что наша неспособность совершить этот подвиг является следствием воздействия нашей культуры и социальной среды. Именно они распределяют данную нам от природы энергию и направляют ее всю, до последней частички, на воспроизведение установленных образцов поведения, создавая тем самым барьер, который не позволяет нам преодолеть границы обычного восприятия.

* * *

Поскольку маги древней Мексики знали, что увеличить количество энергии, которой мы наделены от природы, невозможно, то единственным доступным для них способом было перераспределение уже имеющейся энергии.
Процесс перераспределения начинался с магических пассов и того благотворного воздействия, которое они оказывали на физическое тело.
Во время обучения дон Хуан всячески подчеркивал, что шаманы его линии всегда придавали — и продолжают придавать — огромное значение хорошей физической форме и сильному интеллекту. Подтверждением истинности его заявлений служил он сам и пятнадцать магов его группы. Все они отличались великолепной физической подготовкой и блестящим интеллектом.
— Но для чего нужна великолепная физическая форма, дон Хуан? — спросил я. — Разве для путешествия в неизвестное недостаточно желания или воли?
— Желай сколько угодно, пока не уписаешься — все равно ничего не выйдет! — бросил он довольно резко. — Подумай сам: даже просто оказаться один на один с неизвестным, не говоря уж о том, чтобы войти в него, и то требует стальных нервов, а также тела, которое могло бы послужить вместилищем для таких нервов. Но какой смысл иметь стальные нервы, если не обладаешь живым умом, физической силой и соответствующей мускулатурой?
Как я понял, прекрасное физическое состояние, важность которого дон Хуан постоянно подчеркивал с самого начала нашего сотрудничества, служит первым шагом к перераспределению данной нам природой энергии. ...
Шаманы линии дона Хуана уделяли огромное внимание перераспределению имеющейся в их распоряжении энергии. Причем это внимание не было лишь интеллектуальным устремлением, плодом логических операций и не имело никакого отношения к умозаключениям. Оно явилось результатом их способности непосредственно воспринимать энергию — в том виде, в каком она существует во Вселенной.
— Маги нашей линии называли способность непосредственно воспринимать энергию видением, — объяснял мне дон Хуан. — Это особое состояние повышенного осознания, в котором человеческое тело обретает способность воспринимать энергию как поток, течение, похожую на дуновение ветерка вибрацию. Способность видеть энергию так, как она течет во Вселенной, является следствием мгновенной остановки свойственной человеческим существам системы интерпретаций.

* * *

Однажды я спросил:
— Почему движения древних шаманов назвали магическими пассами?
Дон Хуан ответил:
— Их не просто называют магическими, они на самом деле такие и есть! Эти пассы оказывают воздействие, которое никак нельзя объяснить обычным способом. Это не просто физические упражнения и не просто специальные позы; это настоящие попытки достичь оптимального состояния бытия.
Магия этих движений заключается в малозаметных, мимолетных изменениях, которые постоянно происходят с теми, кто их практикует. Выполнение магических пассов придает физическому и умственному состоянию практикующих некие новые качества, вызывая у них что-то вроде сияния, блеска в глазах. Эти непостижимые перемены — не что иное, как прикосновение Духа. Как будто практикующие, выполняя магические пассы, восстанавливают прерванную когда-то связь с силой — и она начинает поддерживать их и подпитывать.
Из дальнейшего объяснения я понял, что есть еще одна причина, по которой эти движения называют магическими пассами: практикующие их шаманы (точнее, их восприятие) переносятся в другие состояния бытия, где обретают особую, не поддающуюся описанию способность чувственного восприятия мира. ...
Магические пассы повышают осознание независимо от того, как ты к ним относишься. Движения магических пассов пропитаны намерением тысяч магов. И выполнение их, пусть даже нерегулярное, приводит осознание к остановке. ...
— Пассы следует выполнять ради них самих, не замыкаясь на ожидании результатов. ...
Дон Хуан объяснял идею перераспределения энергии так: если воспринимать человеческие существа как сочетания энергетических полей, то они представляют собой закупоренные энергетические образования, обладающие определенными границами, препятствующими как поступлению, так и оттоку энергии. Поэтому в плане энергии любой человек может рассчитывать лишь на то количество, что уже находится в пределах границ того энергетического образования, которым он является.
— Человек от природы склонен отталкивать энергию от своих жизненно важных энергетических центров, которые иначе называют центрами жизненности, — сказал дон Хуан.
— А как человек отталкивает энергию от своих жизненно важных центров, дон Хуан? — спросил я.
— Своими тревогами. Поддаваясь стрессам повседневной жизни. Давление обыденных поступков взимает неизбежную дань с человеческого тела.
— И что потом происходит с этой энергией?
— Она собирается на периферии светящегося пузыря. Иногда ее скапливается так много, что она образует толстый слой, похожий на древесную кору. Магические пассы вовлекают в действие все человеческое существо — и физическое тело, и составляющие его энергетические поля. С их помощью энергия, которая накопилась в светящемся пузыре, приводится в движение и возвращается физическому телу. Еще раз повторю главное: в выполнении магических пассов участие принимает и физическое тело, то есть страдающее от рассеяния энергии физическое образование, и энергетическое тело, способное перераспределить эту рассеянную энергию.
Неразумно позволять энергии оставаться на периферии светящегося пузыря не перераспределенной; это все равно, что вообще не располагать ею. Припрятать огромный излишек свободной энергии и не иметь возможности использовать ее для практических целей — ситуация поистине ужасная. Будто идешь по пустыне, умирая от жажды, и тащишь на себе целый бак воды, который не можешь открыть, потому что нет подходящих инструментов. А в этой пустыне даже камней нет, чтобы ударить по баку.
Магические пассы, как я понял из объяснений дона Хуана, заставляют энергию, образующую вокруг человека энергетический панцирь, возвратиться в жизненно важные центры, что и порождает у практикующих ощущение избытка здоровья и силы.
— Каждый раз, выполняя какой-нибудь магический пасс, мы действительно изменяем некоторые структуры, лежащие в основе нашего бытия. Та энергия, которая обычно отталкивается нами и затвердевает на периферии, вдруг освобождается и начинает поступать в вихревые воронки центров жизненности наших тел.

Карлос Кастанеда. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.

________________________________ 

Примечание: здесь не будет описаний самих магических пассов, а лишь сжатая информация о том, для чего нужна каждая серия магических пассов, как влияют они на энергетическое тело. Видео и подробное описание выполнения магических пассов смотрите в разделе меню Тенсёгрити.


 

ПУТЕШЕСТВИЕ В ИКСТЛАН

Вместо ответа он встал и потянулся всем телом, растянув буквально каждую мышцу. Мне он велел сделать то же самое.
— В течение дня нужно многократно растягивать все мышцы. Чем чаще, тем лучше. Но только после достаточно продолжительных периодов непрерывной работы либо довольно длительного покоя или отдыха.

Карлос Кастанеда. Путешествие в Икстлан.


 

ШЕСТЬ СЕРИЙ ТЕНСЁГРИТИ

Тенсёгрити — это современная версия магических пассов, открытых шаманами древней Мексики.
Первым побуждением магов древней Мексики, как объяснил мне дон Хуан Матус, было использовать магические пассы для наполнения себя энергией. Каждая поза, каждое движение тела, которое им удалось вспомнить, были отнесены к той или иной группе. Они полагали, что чем длиннее группа движений, тем сильнее она насыщает энергией.
Практика Тенсёгрити осуществляется в форме выполнения длинных групп. Их называют сериями. Они связаны воедино общей целью, например — целью работы с намерением, или с инвентарным списком, или целью поддержания внутреннего безмолвия, и так далее.

1. Серия для подготовки к использованию намерения.
2. Серия для матки.
3. Серия пяти интересов, или Вествудская серия.
4. Разделение левого и правого тела: серия для разогрева.
5. Серия мужественности.
6. Магические пассы, выполняемые с использованием специальных приспособлений.

Карлос Кастанеда. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.


 

СЕРИЯ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ НАМЕРЕНИЯ

Дон Хуан говорил, что намерение находится за пределами известного нам мира. Это что-то вроде сопровождающих нас энергетических волн или луча энергии.
Маги древней Мексики описывали намерение как вечную силу, пропитывающую собой все мироздание, — силу вполне сознательную, способную отвечать на их призывы или команды. С помощью намерения древние маги могли использовать все возможности человеческого восприятия.

— 2 —

Дон Хуан в мельчайших деталях описал мне каждую группу магических пассов, ставших впоследствии ядром длинных серий Тенсегрити.
Энергетическое назначение первой группы он объяснил следующим образом:
— Необходимая для работы с намерением энергия непрерывно рассеивается, покидая центры жизненности, расположенные вокруг печени, поджелудочной железы и почек. Она распределяется по периферии нашей светящейся сферы. Эту энергию следует непрерывно перемешивать и перенаправлять. Маги моей линии настоятельно рекомендовали систематическое и контролируемое перемешивание энергии с помощью движений рук и ног. Долгие прогулки, бывшие неотъемлемым атрибутом их образа жизни, приводили к неумеренному, совершенно бесцельному перемешиванию энергии, поэтому им приходилось периодически выполнять специальные магические пассы, чтобы сбалансировать избыточный приток энергии.

Карлос Кастанеда. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.


 

СЕРИЯ ДЛЯ МАТКИ

По словам дона Хуана Матуса, одним из самых примечательных действий шаманов, живших на территории Мексики в древние времена, было так называемое освобождение матки, направленное на пробуждение вторичных функций этого органа. Первичной функцией матки в обычных обстоятельствах является участие в процессе биологического воспроизводства, но древние маги интересовались лишь тем, что считали ее вторичной функцией. Речь идет об эволюции. Применительно к матке эволюция означает пробуждение и полное использование ее способности участвовать в процессе получения непосредственного знания — то есть напрямую воспринимать поступающие от органов чувств данные, минуя привычный для нас процесс интерпретации.
Шаманы считают, что в тот момент, когда ученица начинает осознавать свою способность непосредственно видеть энергию, она превращается из существа, чья навязанная обществом роль заключается лишь в размножении, в существо, способное к эволюции. То обстоятельство, что непосредственное видение энергии дается женщинам легче, чем мужчинам, маги объясняют наличием у женщин матки. Они также полагают, что в обычных условиях ни мужчины, ни женщины — какими бы способностями последние ни обладали — не могут самостоятельно осознать возможность непосредственного восприятия энергии. Причем по совершенно смехотворной причине: просто рядом не оказывается никого, кто мог бы подсказать им, что они от природы наделены способностью видеть энергию.
На определенном этапе женщины-маги, вследствие наличия у них матки, настолько гибко и индивидуально реализуют свою способность непосредственно воспринимать энергию, что начинают считать эту возможность, вообще-то относящуюся к высшим достижениям человеческого духа, чем-то обыденным. Они не в состоянии осознать исключительность такого явления. Мужчины в этом отношении действуют более осознанно. Поскольку им намного труднее непосредственно видеть энергию, они считают эту возможность огромным и очень ценным достижением. Поэтому именно маги-мужчины сделали попытку описать процесс непосредственного восприятия энергии и разработать его критерии.

— 2 —

Дон Хуан заметил, что маги древней Мексики не могли понять, почему женщины, имеющие матку — особый орган, который облегчает вхождение в область чистого восприятия, — ничуть не интересуются таким ее использованием. Природой им дана возможность овладеть бесконечно большой силой, а они совсем не стремятся получить к ней доступ. Древние маги называли это «женским парадоксом». Дон Хуан, однако, нисколько не сомневался, что подобная пассивность не является для женщин естественной — их приучило к такому поведению общество.
Дон Хуан называл матку камерой восприятия. Как и другие маги его линии, он был убежден, что матка и яичники, если их не задействовать в процессе размножения, могут превратиться в инструменты восприятия и таким образом стать эпицентром эволюции. Первым шагом к эволюции дон Хуан считал принятие тезиса, что люди являются существами воспринимающими; он постоянно твердил, что именно с этого шага и начинается движение по тропе знания.

— 3 —

— Как ты уже знаешь, — продолжал дон Хуан, — шаманы древней Мексики были убеждены, что интерпретация происходит в области особо яркого свечения — в точке сборки. Они обнаружили ее, когда видели человеческое тело в виде комбинации энергетических полей, напоминающей светящуюся сферу. Преимуществом женщин является их способность передавать функцию интерпретации, обычно осуществляемую точкой сборки, особому женскому органу — матке. Результат такой передачи нельзя описать словами — и не потому, что это нечто запретное; просто в человеческом лексиконе нет подходящих слов.
Матка постоянно находится в состоянии хаоса, поскольку ее скрытые способности, с момента рождения и до самой смерти остающиеся без внимания, никогда не используются. Хотя способность матки к интерпретации ни при каких условиях не отключается полностью, ее эффективность, как правило, не поднимается до уровня, позволяющего женщине осознать наличие у этого органа данной функции.
Дон Хуан был уверен, что шаманы древней Мексики при помощи магических пассов до такой степени усиливали интерпретирующие способности матки у своих учениц, что те начинали осознавать скрытые возможности этого органа. Тем самым они делали первый шаг к превращению их матки из органа размножения в орудие эволюции.

— — —

Карлос Кастанеда. Книга 12. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.


 

СЕРИЯ ПЯТИ ИНТЕРЕСОВ ИЛИ ВЕСТВУДСКАЯ СЕРИЯ

Данная серия была задумана как попытка слить воедино то, что дон Хуан Матус называл пятью интересами шаманов древней Мексики. Все, что они делали, было так или иначе связано с пятью сферами, представлявшими для них особый интерес:

— во-первых, с магическими пассами;
— во-вторых, с энергетическим центром человеческого тела, который называется центром принятия решений;
— в-третьих, с инвентарными списками, работа с которыми представляет собой средство для расширения области человеческого осознания;
— в-четвертых, со сновидением — настоящим искусством, позволяющим вырваться за пределы обычного восприятия;
— в-пятых, с внутренним безмолвием — той стадией развития человеческого восприятия, на которой магам удалось достичь всех своих побед.

Эти пять интересов представляют собой комплекс, основанный на особом понимании древними магами окружающего мира.

— — —

Карлос Кастанеда. Книга 12. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.


 

I ГРУППА: ЦЕНТР ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ

Важнейшим делом для древних магов, а также для всех магов линии дона Хуана была работа с центром принятия решений. Они были убеждены — и эта убежденность опиралась на практические результаты предпринимаемых ими усилий, — что в человеческом теле есть точка, отвечающая за принятие решений. Она называется V-точкой и расположена в надгрудинной ямке у основания шеи, где ключицы сходятся в форме буквы V. Это место является центром, где энергия разреживается до такой степени, что становится чрезвычайно тонкой. Здесь хранится запас энергии особого типа, для которого шаманам не удалось подобрать название. Тем не менее, они твердо уверены, что могут чувствовать как присутствие этой энергии, так и результаты ее воздействия. По мнению шаманов, эта особая энергия непрерывно рассеивается, выталкивается из V-центра в самом раннем периоде жизни человеческого существа и никогда не возвращается обратно. В результате человек теряет нечто чрезвычайно важное — возможно, даже более важное, чем вся энергия других центров, вместе взятых, — а именно, способность принимать решения.
Дон Хуан, выражая мнение магов своей линии, весьма категорично говорил о проблеме принятия человеком решений. На основании накопленных в течение сотен лет наблюдений шаманы пришли к выводу, что человеческие существа не способны самостоятельно принимать решения и выполнять их. По этой-то причине они и создали «общественное устройство», то есть гигантские учреждения, отвечающие за принятие решений. Люди позволяют им все решать за себя — а затем просто выполняют уже принятые от их имени решения.
— Как же древним магам удалось обнаружить, что в надгрудинной ямке находится центр принятия решений? — спросил я однажды дона Хуана.
— Для каждого энергетического центра тела, — ответил он, — характерна определенная концентрация энергии. С точки зрения видящего, который пристально всматривается в такой центр, он видится своего рода вихрем, водоворотом энергии — чем-то вроде трубы, которая вращается против часовой стрелки. Показателем энергетической силы центра является скорость вращения. Если вихрь едва движется, значит, центр исчерпал себя, энергетически истощился.
— Вращение энергии в центре принятия решений, по сравнению с другими центрами, самое медленное, — продолжал дон Хуан. — Вот почему человек редко способен принять какое-либо решение. Однако после выполнения специальных магических пассов этот центр активизируется, и человек уже может принимать решения, соответствующие его истинным устремлениям — хотя до этого он не мог сделать в этом направлении даже первый шаг.
По словам дона Хуана, человек, если воспринимать его как сочетание энергетических полей, представляет собой замкнутое целое, в которое нельзя впрыснуть и из которого нельзя изъять какую-либо энергию. Дефицит энергии, испытываемый нами в тот или иной период жизни, является результатом ее рассеяния из пяти огромных центров, отвечающих за нашу жизнедеятельность и энергичность. Любое ощущение притока энергии — это следствие ее перераспределения, когда она вновь возвращается в те же пять главных центров, из которых некогда была рассеяна.

— — —

Карлос Кастанеда. Книга 12. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.


 

II ГРУППА: РАБОТА С ИНВЕНТАРНЫМ СПИСКОМ (ПЕРЕПРОСМОТР)

Техника работы с инвентарным списком, по словам дона Хуана, была открыта еще магами древней Мексики, и в дальнейшем ее использовали все практикующие шаманы. Эта техника предназначалась для того, чтобы тщательно пересмотреть и вновь пережить весь свой жизненный опыт, преследуя при этом две трансцендентные цели. Первая цель довольно абстрактна. Она состоит в следовании единому для всех закону, согласно которому осознание в момент смерти должно освободиться. Вторая цель чрезвычайно прагматична и состоит в обретении текучести восприятия.
Дон Хуан говорил, что формулирование первой цели явилось результатом непосредственных наблюдений за энергетическими потоками Вселенной с помощью видения. Маги видели, что во Вселенной существует гигантская сила, огромный конгломерат энергетических полей, который они назвали Орлом, или темным морем осознания. Это та сила, которая всем живым существам, от вирусов до людей, предоставляет во временное пользование осознание: она наделяет им все новорожденные существа, а они в дальнейшем расширяют и совершенствуют его посредством накопления собственного жизненного опыта — вплоть до того момента, когда сила востребует осознание назад.
По представлениям древних магов, все живые существа умирают из за того, что они вынуждены возвращать ранее полученное осознание.
По мнению магов линии дона Хуана, работа с инвентарным списком позволяет отдать темному морю осознания то, что ему требуется, — накопленный человеком жизненный опыт. Посредством работы с инвентарным списком можно добиться жесткого контроля над сознанием и таким образом научиться отделять свой жизненный опыт от жизненной силы. С точки зрения магов, эти две вещи отнюдь не являются неразрывно связанными — они соединены вместе только в силу сложившихся обстоятельств.
Маги линии дона Хуана утверждали, что темное море осознания не стремится отнять у человеческого существа жизнь; оно всего лишь хочет получить их жизненный опыт. Но нехватка дисциплины не позволяет людям отделить друг от друга эти две вещи, и в результате они лишаются жизненной силы — тогда как им было предназначено всего лишь передать свой жизненный опыт. Маги древней Мексики рассматривали работу с инвентарными списками как процедуру, при помощи которой они могут отдать темному морю осознания нечто равноценное своей жизни, а жизнь оставить себе. Перепросматривая происшедшие с ними на протяжении жизни события, они сумели отказаться от накопленного опыта, сохранив при этом свою жизненную силу.

— 2 —

Работая с инвентарным списком, практикующий шаман отдает непостижимой силе, темному морю осознания, то, что она ищет — свой жизненный опыт. Иными словами, это то осознание, которое шаман расширил посредством приобретения жизненного опыта. Поскольку дон Хуан считал невозможным объяснить мне эти явления с точки зрения стандартной логики, он сказал, что магам надлежит стремиться к совершению подвига удержания своей жизненной силы, нисколько не задаваясь вопросом, как именно это делается. К сегодняшнему дню достичь этого удалось тысячам магов. Они сумели удержать свою жизненную силу после того, как отдали темному морю осознания силу своего накопленного опыта. В свете учения дона Хуана это означало, что маги не умерли в обычном смысле этого слова — им удалось превозмочь смерть, удержав свою жизненную силу. И они исчезли с лица земли, отправившись в заключительное путешествие восприятия.
Маги линии дона Хуана были убеждены, что когда человек умирает таким, особым образом, то все его существо превращается в особый вид энергии, сохраняющий отпечаток его индивидуальности. Дон Хуан пытался объяснить мне это с помощью следующей метафоры. Мы представляем собой союз многих стран: в него входят страна легкое, страна сердце, страна желудок, страна почки и так далее. Каждая страна иногда действует независимо от других, но в момент смерти все они объединяются в одно целое. Маги линии дона Хуана называли это состояние абсолютной свободой. Для мага смерть является скорее объединителем, а не разрушителем, как для обычного человека.
— Получается, что это и есть состояние бессмертия, дон Хуан? — спросил я.
— Ни коим образом, — ответил он. — Это просто вхождение в процесс эволюции при помощи единственного средства, которое человек имеет в своем распоряжении, — осознания. Маги моей линии были убеждены, что человек уже не может дальше развиваться биологически, поэтому единственным средством эволюции для него является осознание. В момент умирания маг не уничтожается смертью, а превращается в неорганическое существо — существо, которое наделено осознанием, но не имеет организма. Такое превращение и было эволюцией для магов моей линии. Это означало, что им давался во временное пользование новый, совершенно непостижимый для нас тип осознания. Оно может существовать на протяжении миллионов лет, но со временем его также предстоит вернуть тому, кто его предоставил, — темному морю осознания.

— 3 —

Вторую, практическую цель работы с инвентарным списком дон Хуан называл обретением текучести. Стоящее за этим магическое объяснение имеет отношение к одному из наиболее сложных для понимания явлений — к точке сборки. Когда маги видят человека как сочетание энергетических полей, эта точка открывается их взору как пятно интенсивного свечения размером с теннисный мяч.
Маги видят, как миллиарды энергетических полей в форме светящихся волокон, тянущихся из внешней Вселенной, сходятся в точке сборки, заставляя ее ярко светиться, и проходят сквозь нее дальше. Точка сборки позволяет человеку воспринимать миллиарды энергетических волокон, превращая их в данные органов чувств. Затем она интерпретирует эти данные, «собирая» из них ту картину, которую мы, как порождения человеческой социализации и жертвы собственных представлений о человеческом потенциале, привыкли считать миром повседневной жизни.
Работать с инвентарным списком означает заново пережить каждое, или почти каждое, событие, которое происходило в нашей жизни. С помощью силы припоминания удается сместить точку сборки в то положение, которое она занимала в момент припоминаемого события. Это действие, приводящее к временному сдвигу точки сборки в ранее занимаемую ею позицию и последующему ее возвращению обратно, позволяет практикующему шаману приобрести необходимую текучесть восприятия, которая, в свою очередь, помогает противостоять тому невероятному, с чем шаману предстоит встретиться во время путешествия в бесконечность. Применительно к Тенсегрити можно сказать так: работа с инвентарным списком придает практикующим необходимую текучесть, позволяющую противостоять тому необычному, с которым им никогда не приходилось встречаться в своей повседневной жизни.
В древности работа с инвентарным списком, как формальное упражнение, проводилась следующим образом: практикующий припоминал каждого человека, с которым когда-либо встречался, и каждое событие, в котором принимал участие. В моем случае, типичном для современного человека, дон Хуан предложил подготовить специальное приспособление для припоминания, составив в письменном виде список всех лиц, с которыми я встречался на протяжении жизни. Причем перечислить их нужно было в обратном хронологическом порядке — начиная от настоящего времени и заканчивая самыми ранними воспоминаниями. Когда список был готов, он рассказал, как его следует использовать. Я должен взять человека, чье имя стоит первым, и восстановить в памяти последнюю встречу с ним. Это действие называется подготовкой события, предназначенного для припоминания.
Требуется подробно вспомнить все, до мельчайших подробностей; это наиболее подходящий способ отточить свою способность к припоминанию. Следует восстановить в памяти все сопутствовавшие событию физические детали — вплоть до рельефа местности, где оно происходило. После того как событие подготовлено, следует «войти» в место действия, как будто событие происходит в реальности, обращая особое внимание на мельчайшие особенности физического плана. Если, например, событие произошло в офисе, то существенно важно вспомнить все детали обстановки: на каком этаже расположен офис, как выглядели двери, стены, картины на стенах, окна, столы, предметы на столах — словом, все, на что можно было тогда бросить взгляд и впоследствии забыть.
Работа с инвентарным списком как формальная процедура должна начинаться с составления перечня хронологически более близких событий. Ведь то, что случилось недавно, можно вспомнить с большей точностью. Маги исходят из того, что человеческие существа способны воспринимать и сохранять в памяти огромное количество информации, наличие которой они не осознают, и что именно эти подробности и есть то, за чем охотится темное море осознания.
Во время работы с событием из инвентарного списка необходимо глубоко дышать, очень медленно и плавно поворачивая голову из стороны в сторону. Начинать можно с любой стороны, левой или правой — все равно. Повороты головы выполняются столько раз, сколько потребуется, при этом в памяти восстанавливаются все сохранившиеся детали происшедшего. По словам дона Хуана, маги называли это действие вдыханием собственных эмоций, затраченных во время восстанавливаемого в памяти события, и удалением всех нежелательных настроений и ненужных ощущений, испытываемых в тот момент.
Секрет эффективной работы с инвентарным списком заключается, по мнению магов, во вдохах и выдохах. Поскольку дыхание — важнейшая функция организма, позволяющая поддерживать его жизнедеятельность, то посредством дыхания человек может направлять в темное море осознания точную копию своего опыта, накопленного на протяжении жизни. Когда я стал настаивать, чтобы дон Хуан дал этому рациональное объяснение, он заявил, что результаты работы с инвентарным списком можно только ощутить, но не объяснить. Такими действиями можно начать свой путь к освобождению, но попытки объяснить их стали бы просто растратой нашей энергии на заведомо бесполезные усилия.
При восстановлении событий в памяти список имен используется как мнемоническое приспособление, которое отправляет память в непостижимое путешествие. Маги утверждают, что воспоминания о недавних событиях подготавливают почву для воспоминаний о событиях более далеких, позволяя восстановить их так же ясно и непосредственно. Вспоминать прошлое описанным способом — это значит оживить воспоминания и почерпнуть из них чрезвычайно мощный импульс, способный пробудить и возвратить обратно энергию, рассеянную когда то нашими энергетическими центрами. Перераспределяя энергию, работа с инвентарным списком помогает магам обрести текучесть — после того, как темное море осознания получит то, что ему требуется.
На повседневном уровне работа с инвентарным списком дает практикующим возможность проследить повторяемость событий в их жизни и окончательно убедиться, что все мы отдаемся занятиям и образу жизни, которые, в конце концов, не имеют ни малейшего смысла, хотя на первый взгляд и могут показаться вполне разумными.

— 4 —

В разговорах со мной дон Хуан всячески подчеркивал, что если человек намерен что-либо изменить в своем поведении, то делать это следует при помощи работы с инвентарным списком. Это единственный способ расширить свое осознание, освобождая его от негласных требований социализации, которые кажутся настолько естественными и привычными, что обычно их не только не изучают, но даже не обращают на них внимание.
По сути дела, работа с инвентарным списком продолжается на протяжении всей жизни. Требуются многие годы, чтобы полностью отработать весь список — особенно тем, кто был знаком и общался с тысячами людей. К тому же этот список постепенно увеличивается за счет припоминания событий, в которых припоминающий лично не участвовал, но оказался косвенно с ними связан и поэтому их также следует рассмотреть.
По утверждению дона Хуана, маги древней Мексики, работая с инвентарными списками, стремились отыскать в памяти все, что касается их взаимодействия с другими людьми, поскольку именно в ходе такого взаимодействия и протекает процесс социализации, преодолеть который они стремились любыми доступными средствами.

— 5 —

Работа с инвентарным списком влияет на то, что дон Хуан называл энергетическим телом. Согласно его определению, это конгломерат энергетических полей, являющийся зеркальным отражением других энергетических полей — тех, что образуют человеческое тело, если его видеть непосредственно, как энергетическое образование. У магов физическое и энергетическое тела выступают как единое целое. Магические пассы для работы с инвентарным списком приближают энергетическое тело к физическому, что очень важно для ориентации в неизвестном. 

— — —

Карлос Кастанеда. Книга 12. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.


 

III ГРУППА: СНОВИДЕНИЕ

Согласно определению дона Хуана Матуса, сновидение — это использование обычных снов для вхождения человеческого осознания в другие области восприятия. Он считал, что обычные сны можно использовать в качестве люка, через который восприятие будет проникать в другие энергетические области. По энергетическим характеристикам эти области совершенно отличны от мира повседневной жизни, но, по сути, они очень сходны с ним. В результате такого вхождения человек начинает воспринимать иной мир, который является таким же «настоящим», как и наш, и в котором так же можно жить и умереть. Этот новый мир, несмотря на поразительные отличия, все-таки удивительно похож на привычный нам мир.
Искусство сновидения, по мнению дона Хуана, возникло благодаря почти случайному открытию магов древней Мексики. Когда они видели спящего человека, то замечали, что его точка сборки очень легко и естественно меняет свое местоположение, произвольно сдвигаясь из обычной позиции в любую точку на периферии светящейся сферы или внутри нее. Сопоставив то, что открылось им благодаря видению, с рассказами людей, которых они видели во время сна, маги сделали вывод: чем больше сдвигается во время сна точка сборки, тем поразительнее рассказы спящего о происходивших во сне событиях и пережитых ощущениях.
Когда маги разгадали смысл того, что им удалось увидеть, они начали неустанно изыскивать возможности для сдвига своих собственных точек сборки. Они очень быстро отказались от использования для этих целей психотропных растений, поскольку поняли, что сдвиг точки сборки, которого удавалось достичь таким способом, был неустойчивым и совершенно неуправляемым. Хотя опыты с применением психотропных растений закончились неудачей, они привели магов к открытию чрезвычайно важного явления, которое было названо ими вниманием сновидения.
Объясняя мне суть этого явления, дон Хуан обратился сначала к обыденному осознанию человеческих существ, которое он назвал вниманием, сосредоточенным на элементах мира повседневной жизни. Человеческие существа бросают лишь поверхностный взгляд на все, что их окружает, зато делают это очень часто. Беглым взглядом они не столько исследуют вещи, сколько определяют наличие этих элементов повседневного мира особым типом внимания, которое является специфическим аспектом их осознания. С точки зрения дона Хуана, такой же поверхностный, но частый взгляд можно, так сказать, приложить и к элементам обычного сна. Он называл этот иной, специфический аспект нашего осознания вниманием сновидения, или приобретаемой практикующими способностью поддержать свое осознание зафиксированным на тех элементах, которые они видят во сне.
Развитие внимания сновидения позволило магам линии дона Хуана систематизировать свои знания о снах. Они обнаружили, что большинство их снов были навеяны образами, связанными с миром повседневной жизни. Однако встречались сны, которые не подпадали под разработанную ими классификацию. Последние представляли собой состояния повышенного осознания, в которых элементы сна были не просто образами, а некими событиями, порождавшими энергию. В этих снах шаманы могли видеть энергию в том виде, как она течет во Вселенной.
Шаманы научились фокусировать свое внимание сновидения на любом элементе снов и таким образом обнаружили, что существуют два типа снов. Сны первого типа прекрасно всем нам знакомы. Они содержат фантасмагорические элементы, которое мы можем считать порождениями нашего интеллекта, нашей души; возможно, некоторые из них как-то связаны с особенностями нашей нервной системы. Сны второго типа шаманы называют снами, порождающими энергию. По словам дона Хуана, древние маги оказывались в сновидениях, которые были не просто снами — маги действительно посещали в таком «сноподобном» состоянии реально существующие места, расположенные за пределами этого мира. Эти места находятся в других мирах, которые так же реальны, как и мир, в котором мы живем; там объекты сна порождали энергию — точно так же, как деревья, животные и даже скалы порождают энергию в нашем повседневном мире, в чем легко может убедиться любой маг, умеющий видеть.
Чрезвычайно важным для обретения способностей к сновидению дон Хуан считал скрупулезное выполнение магических пассов: лишь таким образом маги его линии могли как-то помочь смещению точки сборки. Выполнение магических пассов придавало им устойчивость и снабжало энергией, необходимой для взывания к вниманию сновидения. Без него они не были способны сновидеть и могли в лучшем случае надеяться на «ясные сны» о фантасмагорических мирах.
Когда маги линии дона Хуана развили свое внимание сновидения, они поняли, что постучались в двери бесконечности.

— — —

Карлос Кастанеда. Книга 12. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.


 

IV ГРУППА: ВНУТРЕННЕЕ БЕЗМОЛВИЕ

Внутреннее безмолвие было тем состоянием, к достижению которого страстно стремились шаманы древней Мексики. Дон Хуан определил его как естественное состояние человеческого восприятия, при котором мыслительная деятельность оказывается отключенной и все человеческие способности опираются на тот уровень осознания, которому не требуется использование нашей привычной системы познания окружающего мира. Оно всегда связывалось шаманами линии дона Хуана с темнотой — возможно потому, что лишенное обычного своего спутника, внутреннего диалога, человеческое восприятие как бы падает в глубокую темную яму. При этом тело человека функционирует как обычно, а осознание чрезвычайно обостряется. Решения приходят мгновенно; кажется, что они основываются на особом виде знания, которое не нуждается в мысленном проговаривании.
В состоянии внутреннего безмолвия человеческое восприятие способно достичь неописуемых уровней. Некоторые из них — это миры в себе, нисколько не схожие с мирами, в которые можно войти с помощью сновидения.
В понимании дона Хуана, внутреннее безмолвие является основой для гигантского эволюционного шага: достижения безмолвного знания, того уровня человеческого осознания, при котором знание приходит мгновенно и само собой. Знание на этом уровне — это не результат протекающих в мозгу мыслительных процессов, логической индукции и дедукции; и не результат обобщений, основанных на сходстве или различиях. На уровне безмолвного знания нет ничего априорного, ничего, способного составить массив знаний — ибо все, что происходит, происходит именно сейчас. Сложнейшую информацию можно постичь без каких-либо предварительных процедур познавания.
Для магов не подлежит сомнению, что ...путь, ведущий к безмолвному знанию, всегда открыт для человека, сумевшего обрести внутреннее безмолвие.
У магов линии дона Хуана существовало жесткое правило: внутреннего безмолвия следовало добиваться путем непрерывного поддержания строгой дисциплины. Его необходимо постепенно накапливать и сохранять, частица за частицей, секунда за секундой. Другими словами, человек должен постоянно стремиться оставаться внутренне безмолвным, даже если поначалу ему удается поддерживать это состояние лишь в течение нескольких секунд. Как утверждал дон Хуан, каждому магу известно, что, настойчиво поддерживая в себе это состояние, можно избавиться от привычки к постоянному внутреннему диалогу и со временем достичь суммарного порогового значения накопленных секунд или минут внутренней тишины. Эта цифра индивидуальна для каждого человека. Например, если порог внутреннего безмолвия для какого-нибудь индивидуума составляет десять минут, то по достижении этого значения внутреннее безмолвие приходит как бы автоматически.
Дон Хуан предупредил меня, что узнать свою пороговую величину можно только на собственном опыте. Так и случилось. Следуя указаниям дона Хуана, я настойчиво стремился хранить внутреннее безмолвие, и однажды, направляясь из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе куда-то по своим делам, неожиданно достиг этого таинственного «порога». Я понял, что мне удалось это сделать, потому что мгновенно испытал удивительное ощущение, которое ранее мне подробно описывал дон Хуан. Он называл это состояние остановкой мира. В мгновение ока мир изменился, и впервые в своей жизни я понял, что вижу энергию — так, как она течет во Вселенной. Я был ошеломлен. Мне даже пришлось сесть на кирпичные ступени лестницы какого-то здания. Рассудком я знал, что сижу на ступенях, поскольку помнил, как опускался на них. Мои же ощущения свидетельствовали, что я опираюсь на энергию. Я и сам был энергией; энергией было и все вокруг. Похоже, я сумел наконец отбросить свою систему интерпретации.

— 2 —

При каждом удобном случае дон Хуан повторял, что под влиянием внутреннего безмолвия возникает чувство сильной тревоги и единственным средством его преодоления служит прагматическое отношение к происходящему. А такое мироощущение невозможно без отличной физической формы — пластичного, проворного и сильного тела. Собственное физическое тело — это единственное существо, которое что-то значит для мага, поскольку для него тело и разум неразделимы. Конечно, речь идет об обычном физическом теле и привычном нам разуме. Стремясь обрести противовес физическому телу как единому целому, маги обратили внимание на другую энергетическую конфигурацию, которая становилась достижимой посредством внутреннего безмолвия, — энергетическое тело. Как объяснил дон Хуан, испытанные мною в момент остановки мира ощущения свидетельствовали о возрождении моего энергетического тела. Именно эта конфигурация энергии всегда была способна непосредственно видеть энергию — так, как она течет во Вселенной.

— — —

Карлос Кастанеда. Книга 12. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.


 

РАЗДЕЛЕНИЕ ЛЕВОГО И ПРАВОГО ТЕЛА: СЕРИЯ ДЛЯ РАЗОГРЕВА

Давая наставления своим ученикам, дон Хуан постоянно напоминал им, что вся деятельность шаманов древней Мексики основывалась на том представлении, что человек состоит из двух взаимодействующих между собой цельных тел, одно из которых находится слева, а другое — справа.
— Классификации древних магов были гораздо глубже, чем заключения современных ученых, поскольку опирались на непосредственное восприятие энергии. Если человеческое тело рассматривать с точки зрения энергии, то становится очевидно, что оно состоит не из двух частей, а из двух совершенно различных типов энергии. Речь идет о двух разных энергетических потоках, о двух противоположных и в то же время взаимодополняющих силах, которые сосуществуют в рамках единого целого и таким образом отражают двойственную структуру всех элементов Вселенной.
Шаманы древней Мексики считали каждый вид энергии отдельным, самостоятельным телом. Они называли их «левым» и «правым». Особое внимание шаманы уделяли левому телу, полагая, что его можно эффективнее использовать в магических целях, поскольку оно имеет более подходящую для этого энергетическую конфигурацию. Древние маги утверждали, что левый поток является более бурным и агрессивным — он распространяет вокруг волны энергии. Желая пояснить мне это явление на примере, дон Хуан сказал, что левое тело похоже на половинку солнца, со вспыхивающими на нем протуберанцами. «Протуберанцы» — это излучаемые левым телом волны энергии, которые всегда распространяются перпендикулярно породившей их сферической поверхности.
Описывая энергетический поток правого тела, дон Хуан говорил, что внешне он кажется совершенно спокойным. Энергия правого тела колышется, как вода в раскачиваемом из стороны в сторону баке. Хотя на ее поверхности не бывает больших волн, из-за покачивания она постоянно находится в движении. Где-то в глубине энергия правого тела движется по кругу, образуя водовороты, скрытые под малоподвижной поверхностью. В качестве наглядного примера дон Хуан привел очень широкую и на первый взгляд спокойную тропическую реку, на поверхности которой вода едва течет — но под этой спокойной поверхностью скрываются мощные струи и водовороты.
Возвращаясь к энергетическим потокам человеческого тела, дон Хуан пояснил, что в нашем повседневном мире они соединяются, образуя единое целое — известный нам человеческий организм. С точки зрения видящего, энергия тела имеет округлую, сферическую форму. Маги линии дона Хуана считали, что это свидетельствует о преобладании правого тела над левым.

— 2 —

— Преобладание правого тела — энергетическое, и именно с этим столкнулись древние шаманы. Правда, они никогда не пытались найти объяснение этому факту или как-то исследовать его философский смысл. С их точки зрения, это была просто исходная точка отсчета, положение, которое нужно изменить.
— А почему они хотели его изменить, дон Хуан?
— Потому что доминирующее круговое движение энергии правого тела безумно раздражает! Конечно же, оно принимает на себя заботу обо всем, происходящем в повседневном мире — но делает это в непрерывном движении по кругу, если ты понимаешь, о чем я говорю.
— Нет, не понимаю.
— На каждую возникающую в жизни ситуацию неизменно дается один и тот же ответ, то есть жизнь идет по кругу. — Дон Хуан описал рукой маленький круг. — И так повторяется снова и снова, до бесконечности. Непрерывный круговорот правого тела затягивает энергию внутрь и заставляет ее постоянно вращаться, круг за кругом, в центростремительном вихре. В этих условиях какое-либо движение вширь просто невозможно. Ничто не может оказаться в новинку. Для всего нового тут же подбирается уже известное определение, наклеивается уже знакомый ярлык. Что за обуза!
— А как это можно изменить, дон Хуан?
— На самом деле что-либо менять слишком поздно. Ущерб уже нанесен, и от движения по кругу не избавиться. Но оно вовсе не обязательно должно быть непрерывным. Да, мы вынуждены идти по пути, который не в силах изменить, но мы ведь можем не только идти — мы можем и бежать, и пятиться, и взбираться по ступеням; а все время просто идти, идти и идти — это очень эффективно, но совершенно бессмысленно. Влияние левого тела делает центры жизненной силы более гибкими. Если бы энергия в них смогла, пусть даже на мгновение, изменить движение по спирали на волнообразное, то в эти центры попала бы энергия другого типа, и результат был бы поразительным.
— Ощущение усталости от самих себя, которое иногда испытывают люди, — продолжил дон Хуан, — появляется именно вследствие преобладания правого тела. Самый простой выход из этой ситуации — постараться избавиться от скуки, как-то развлечься. Что люди с успехом и делают, изобретая все новые и новые способы убивать время — хотя именно его нам всем катастрофически не хватает. Но еще хуже то, как люди реагируют на неравномерное распределение энергии в своих телах, которое во многом определяет их склонность к насилию. По-видимому, беспомощность время от времени порождает в человеческом теле яростные потоки энергии, которые выплескиваются вовне в виде агрессивного поведения. Можно сказать, для некоторых людей насилие — это другой способ убивать время.

— 3 —

Для установления гармоничного разделения левого и правого тела, как считали шаманы, практикующим требуется повышать свое осознание, что в свою очередь обязательно должно подкрепляться строжайшей дисциплиной.
Дон Хуан называл набор магических пассов, целью выполнения которого является исключительно отделение правого тела от левого, «группой для разогрева». Освоение этих движений было важнейшим этапом в обучении шаманов древней Мексики, а название группы отражало достигаемый с их помощью эффект — пассы позволяли сделать энергию правого тела несколько более активной. Дон Хуан часто отпускал шуточки относительно этого явления, утверждая, что предназначенные для активизации левого тела движения оказывают огромное давление на правое тело, привыкшее с самого рождения безраздельно править человеком, не встречая никакого сопротивления. В момент, когда правое тело неожиданно встречает сопротивление, оно просто раскаляется от гнева. Дон Хуан рекомендовал всем своим ученикам усердно практиковать «группу для разогрева», чтобы использовать вызываемую ею агрессивность для укрепления слабого левого тела.
В Тенсегрити эта группа называется серией для разогрева.

— 4 —

Согласно учению дона Хуана, левое тело предпочитает безмолвие, а правое — болтовню, шум, всевозможные последовательные и упорядоченные действия. Дон Хуан утверждал, что именно правое тело вынуждает нас маршировать: ему нравятся парады, оно получает огромное удовольствие от хореографии, упорядоченных рядов, например — расстановки по размеру и т.д.
Дон Хуан советовал многократно выполнять каждое движение магических пассов для правого тела, причем практикующий обязательно должен вести счет; при этом очень важно заранее решить, сколько раз вы намерены выполнить данное движение, поскольку предварительный расчет является сильной стороной правого тела. Если практикующий строго выполнит задуманное, то правое тело получит поистине неописуемое удовольствие.
В практике Тенсегрити магические пассы для обоих тел выполняются в полной тишине. Если удастся распространить тишину левого тела на правое — это действие называется насыщением, — то можно будет войти в состояние внутреннего безмолвия, которое дон Хуан назвал самым желанным для любого шамана.

— — —

Карлос Кастанеда. Книга 12. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.


 

СЕРИЯ МУЖЕСТВЕННОСТИ

Шаманы, которые открыли и начали использовать эту серию магических пассов, назвали ее мужественностью. На протяжении многих поколений эту группу практиковали только ученики мужского пола. Дискриминация в пользу шаманов-мужчин основывалась не на реальной необходимости — скорее, она обусловливалась ритуалами и изначально присущим мужчинам стремлением утвердить свое превосходство над женщинами. Однако по мере развития повышенного восприятия с последним было достаточно быстро покончено.
Традиция считать эту практику чисто «мужской» оставалась в силе еще на протяжении многих поколений, но, тем не менее, женщины втихомолку тоже ею занимались. Древние маги позволяли представительницам прекрасного пола изучать эти пассы — ведь когда в окружающем обществе так много насилия и социального беспорядка, женщины нуждаются в дополнительной силе и живучести; в те самых качествах, которые, по мнению древних магов, как раз и приобретаются в результате регулярной практики пассов этой группы.
Ценность данной группы магических пассов — самой старой из тех, которым было присвоено собственное наименование, — заключается в ее непрерывности.

— 2 —

Этот набор движений назван мужественностью по нескольким причинам. Всем движениям присуща агрессивность; они выполняются очень резко и с большой силой, что естественно ассоциируется с принадлежностью к мужскому полу. По словам дона Хуана, пассы вызывают не только ощущение избытка жизненных сил, но и порождают особое состояние чувств, которое, на первый взгляд, можно легко принять за конфликтность и агрессивность. Однако если внимательно к нему присмотреться, то станет очевидно, что это, скорее, ощущение готовности. Оно выводит практикующих на такой уровень, на котором они способны нанести удар по неизвестному. Это ощущение так специфично, что его нельзя спутать ни с чем иным.
Другая причина, по которой маги древней Мексики назвали эту группу магических пассов мужественностью, заключалась в том, что практиковавшие ее мужчины не нуждались в постоянном контроле и руководстве. Они самостоятельно превращались в людей, прямо или косвенно извлекавших пользу из любых своих поступков. В идеальном случае, энергия, порождаемая этой группой магических пассов, поступает непосредственно к центрам жизненности, как будто каждый из них подал индивидуальную заявку на получение энергии. И в первую очередь она направляется к тем центрам, которые более всего нуждаются в подпитке.

— 3 —

Серия мужественности разделена на три группы, каждая из которых состоит из десяти магических пассов. Цель первой и второй групп — настройка энергии сухожилий. Все эти пассы непродолжительны, но требуют чрезвычайной сосредоточенности. Как и ученики древних шаманов, практикующие Тенсегрити должны стараться получить от этих коротких движений максимальный результат, высвобождая после каждого пасса определенную порцию энергии сухожилий.
Магические пассы третьей группы более продолжительны. Для выполнения этих десяти пассов практикующим требуется твердость рук, ног и других частей тела. Их целью является тренировка выносливости и стойкости. Шаманы древней Мексики полагали, что выполнение этой длинной последовательности движений позволяет практикующим обрести внутреннюю точку опоры и стать полностью самостоятельными.

— — —

Карлос Кастанеда. Книга 12. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.


 

ПАССЫ, ВЫПОЛНЯЕМЫЕ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПРИСПОСОБЛЕНИЙ

Шаманы древней Мексики особо выделяли силу, которую назвали энергией сухожилий.
— Маги древности назвали энергией сухожилий особый поток энергии, который перемещается по глубоко залегающим мышцам: от шеи вниз, к груди, рукам и позвоночнику. Он пронизывает верхнюю и нижнюю часть живота от нижнего края грудной клетки к паху, откуда движется к пальцам ног. ...Так вот, энергия, которую я за неимением более подходящего термина называю энергией сухожилий, крайне необходима тем, кто посвятил свою жизнь путешествиям в бесконечность или хотя бы хочет научиться там путешествовать.
Далее дон Хуан поведал мне историю развития практического применения энергии сухожилий. Сначала шаманы древней Мексики придумали несколько простейших устройств, которые использовали двумя способами. Первый способ заключался в вибрационном воздействии на определенные центры энергии сухожилий, а второй — в давлении на те же центры. Дон Хуан объяснил, что, по мнению шаманов, вибрация помогала привести в движение застоявшуюся энергию, а давление позволяло ее рассеивать.
Дон Хуан особо подчеркнул эти моменты, которые могли бы показаться современному человеку противоречивыми — нам трудно согласиться с тем, что вибрация способна приводить что-то в движение, а давление может что-то рассеивать. Дон Хуан всегда внушал своим ученикам, что объяснения, кажущиеся естественными в рамках наших познаний об окружающем мире, теряют всякий смысл, если рассматривать их с точки зрения энергетических потоков. К примеру, в повседневной жизни люди раскалывают предметы, ударяя по ним или воздействуя на них давлением, и используют вибрацию для рассеивания. Однако с энергией, которая застоялась в энергетическом центре сухожилий, дело обстоит иначе: она может обрести дополнительную текучесть, если будет подвергнута воздействию вибрации, после чего на нее следует оказать давление, чтобы она продолжала течь. Более того, дона Хуана Матуса приводила в ужас сама мысль о непосредственном нажиме на энергетические точки тела без предварительного воздействия на них вибрацией. Он утверждал, что в этом случае вязкая энергия под воздействием давления приобретет еще большую вязкость.
В первую очередь дон Хуан обучал своих учеников обращению с двумя важнейшими приспособлениями. По его словам, шаманы древности отыскивали пару округлых галек или сухих круглых плодов и использовали их для оказания давления и вибрационного воздействия. С их помощью шаманы манипулировали тем энергетическим потоком тела, который, как они считали, периодически застаивается в энергетических каналах, проходящих вдоль сухожилий. Однако круглые гальки были слишком твердыми, а сухие плоды слишком хрупкими, и шаманы стали использовать плоские, размером с ладонь, камни или куски тяжелой древесины. Лежа на спине, они помещали эти предметы в определенные точки на животе — те самые точки, через которые проходила энергия сухожилий. Первая точка находилась чуть ниже пупка, вторая — точно в районе пупка, а третья — в области солнечного сплетения. Однако и здесь возникали проблемы: камни и подобные предметы нужно было нагревать или охлаждать до температуры человеческого тела, и, кроме того, они обычно соскальзывали и смещались, поскольку были слишком твердыми.
Практикующие Тенсегрити нашли отличный эквивалент примитивным приспособлениям шаманов древней Мексики: они стали использовать пару круглых шариков и маленький, плоский, округлый кожаный грузик. Шарики были такого же размера, как и плоды, использовавшиеся древними магами, но в отличие от них — не так хрупки, поскольку сделаны из тефлоновой смеси, усиленной керамикой. Это придает шарам вес, прочность и гладкость, что делает их подходящими для целей магических пассов. Другое устройство, кожаный грузик, оказалось идеальным для устойчивого давления на центры энергии сухожилий. В отличие от камней, кожаный грузик достаточно пластичен и может принимать контуры прилегающего участка тела. Кожаная оболочка позволяет сразу же накладывать его на тело, без предварительного нагрева или охлаждения. Но самое важное качество грузика — вес. Грузик достаточно легок, чтобы, оказывая давление на расположенные на животе энергетические центры, не вызывать дискомфорт, и в то же время имеет достаточный вес, чтобы быть полезным при выполнении некоторых магических пассов, способствующих достижению внутреннего безмолвия. Дон Хуан говорил, что грузик, помещенный в любую из трех упомянутых выше областей, задействует все имеющиеся у человека энергетические поля, что приводит к мгновенному прекращению внутреннего диалога — а это первый шаг к внутреннему безмолвию.

— — —

Карлос Кастанеда. Книга 12. Магические пассы: Практическая мудрость шаманов древней Мексики. М.: София, Гелиос, 2002.